Ретроспективизм русской допетровской эпохи ярко проявился в храме Воскресения Христова (на Крови) в Петербурге. После покушения на Александра II новый император Александр III объявил конкурс на разработку проекта с условием, чтобы этого храма «следовала XVII в., образцы коего встречаются, например, в Ярославле». Ив 1882 г. утвердил проект храма архитекторов

A. А. Парланда (1842-?) и И. В. Макарова (1842-1920). Прототипом стал собор Василия Блаженного в Кремле, с его богатством декоративных форм, многоглавия и деталей узорочья. К началу 1880-х гг., получив благорасположение императора, псевдорусский стиль стал «официальным», копируя мотивы допетровского зодчества, то есть архитектуры XVII в..

Характерными чертами стиля стали теремообразные крыши, низкие сводчатые потолки, узкие окна, применение многоцветных изразцов на фасаде и массивной ковки.

В этом стиле строятся знаковые здания на Красной площади в Москве. В конкурсе на строительство здания Городской думы в древнерусском стиле победил проект архитектора Д. Н. Чичагова (филиал Государственного исторического музея, 1890-1892 гг.). Рядом с ним построен Исторический музей (1875-1881) по проекту архитектора

B. О. Шервуда и инженера А. А. Семенова. Особое внимание уделялось общей выразительности фасада с высокой кровлей. Башенки здания перекликаются с очертаниями Никольской башни и Теремного дворца в Кремле. А. И. Померанцев (1848-1918) возводит Верхние торговые ряды (ныне ГУМ) в 1889-1893 гг. в том же образе древнерусских теремов-дворцов. Фасад здания совершенно не отвечает запросам его функциональной организации. Для освещения внутренних галерей (моллов) инженер В. Шухов использовал стеклянные арочные своды перекрытий. В той же стилистике архитектор Роман Клейн возвел Средние торговые ряды.

Неорусский стиль, национальный романтизм

Параллельно с «официальным» русским стилем, ориентированным на копирование элементов отдельных деталей и декоративных форм допетровской архитектуры, в «абрамцевском кружке» и мастерских в Талашкине работала плеяда художников, скульпторов и архитекторов, которые черпали вдохновение в искусстве древнего народного творчества, в былинах и русских народных сказках.

Туда входили В. Д. Поленов, И. Е. Репин, братья Васнецовы, скульптор М. М. Антокольский, художники — братья Коровины, М. В. Нестеров, И. И. Левитан, В. А. Серов, М. А. , А. Я. Головин и др. Их не связывали узы архитектурных традиций, они свободно творили, отталкиваясь от сказочных былинных образов. Как пишет Иконников: «В искусстве средневековья их привлекали не „мотивы“, а образы и особый способ видения».

Это направление в творчестве проявилось во многих художественных направлениях: в живописи (акварели Волошина и работы И. И. Левитана, обращение к истории в работах И. Е. Репина, декоративность и сказочность сюжетов М. А. Врубеля), в графике театральных афиш И. Билибина, сценических декорациях А. Я. Головина.

Отразился новый подход к архитектурному творчеству как к целостному художественному решению, как к синтезу искусств, где все подчинено одной идее «сказочной» образности. Возрождались традиции художественных промыслов. Совместно и Поленов построили в Абрамцеве церковь (1882) в «русском стиле», которую украсил майоликой Врубель, обожженной в его же керамической мастерской.

К теме изразцов в технике майолики обращались многие ведущие живописцы Серебряного века, такие как М. А. Врубель, В. М. Васнецов, А. Я. Головин и С. В. , а также западные архитекторы — Ф. Леже, П. Пикассо, М. К. Эшер.

Резную мебель и утварь по народным мотивам в столярной мастерской делали Е. Поленов и С. Малютин. Так причудливо переплелись русские народные мотивы с ростками новаторства.

Из просто стилизаторского искусства неорусский стиль становится самостоятельным направлением с глубоким проникновением в русский дух своей страны, в архитектуру Владимиро-Суздальской земли, Новгорода и Пскова. Отличие нерусского стиля от псевдорусского и русского заключается в более спокойной и аскетичной трактовке форм русского зодчества, в проявлении творческой воли автора в большей степени, чем раньше.

В 1906 г. Васнецов разрабатывает фасад здания Третьяковской галереи с центральной композицией герба Москвы с изображением Георгия Победоносца, убивающего змея.

В духе древнерусских крепостных сооружений архитектор А. И. Гоген возводит здание Музея Суворова в Петербурге. Здание специально задумано и построено как мемориальный музей, посвященный А. В. Суворову. Гоген воспользовался идеями архитектора Свиньина, предложившего использовать элементы старинных русских сооружений и картин из мозаики для украшения фасадов.

Используя элементы древнерусского зодчества, автор создал объемную композицию, в центре которой расположил многоярусную башню с пирамидальной крышей в виде широкого шатра, покрытой зеленой глазурованной черепицей и увенчанной двуглавым орлом. Центральный вход выполнен по примеру теремного крыльца, по бокам которого Гоген расположил два мозаичных панно. В стороны от башни уходят стены с бойницами также с башнями, заканчивающимися высокой крышей.

Постройки в стиле древнерусских крепостей как нельзя лучше подходили для утверждения исторических связей действующей власти, так в честь 300-летия царствования дома Романовых был выполнен заказ на строительство здания Госбанка в Нижнем Новгороде, архитекторами Владимиром Покровским и Богданом Нилусом в 1911— 1913 гг. Министр финансов В. Н. Коковцов так объяснил значение этого здания: «Все внутреннее убранство, как то мебель, электрическая арматура, роспись стен и потолков и проч., до последних мелочей выдержано также в русском стиле. Вообще это здание по своей художественности, цельности производимого впечатления, в связи с большими размерами его, должно занять одно из первых мест в ряду других построек русского стиля в империи».

На набережной Москвы-реки в 1910 г. строится двухэтажный особняк в русском стиле по эскизам В. М. Васнецова для коллекции картин И. Е. Цветкова (сейчас в нем находится посольство Республики Мадагаскар). По соседству с ним, вблизи храма Христа Спасителя и Кремля, его друг, инженер П. Н. Перцов, строит доходный дом (1905-1907). По условию объявленного им конкурса дом должен отвечать «духу и преданиям Москвы и требованиям современности», был выбран эскизный проект С. В. Малютина, воплотить в жизнь который смогли архитекторы Н. Жуков и Б. Шнауберт.

Интересно, что проект А. М. Васнецова Перцов отклонил, посчитав его «шаблонным». Современникам уже хотелось некоего новаторства и оригинальности. Поэтому в здании проявились первые признаки нового зарождающегося стиля с его асимметричностью и вытянутостью силуэтов. В доме Перцовой и в Абрамцевской церкви появились тенденции к синтезу нескольких искусств: архитектуры, живописи и прикладного искусства, что стало в дальнейшем отличительной чертой зарождающегося стиля модерн.

В неорусском стиле в Москве в 1902-1904 гг. строит Ярославский вокзал виднейший представитель модерна Ф. О. Шехтель. За внешней сложностью пластики фасада скрываются внутренние конструкции сооружения. Архитектор обращается к мотивам ярославского зодчества, где в XVII в. было производство поливных изразцов.

Здание Ссудной кассы в Настасьинском переулке (архитектор В. А. Покровский, 1914-1916 гг.) стало примером смешения неорусского стиля с чертами европейского барокко, в нем бросается в глаза наложение мотивов русского орнамента на простой прямоугольный объем.

Неоретроспективизм

В первых десятилетиях XX в. неорусский стиль делает ответвление в сторону более сдержанной интерпретацией древнерусского зодчества. Продолжая поиски своего национального стиля, неорусский стиль с его декоративностью трансформируется в стремление к монументальной простоте, обобщенной трактовке форм и отказа от лишнего декора, что особенно проявилось в храмостроительстве. Архитекторы находят вдохновение в мотивах древнерусских построек Владимиро-Суздальской земли, Новгорода и Пскова.

После Манифеста о веротерпимости 1905 г. возводится ряд старообрядческих церквей в сдержанном стиле северных построек. Однако в их архитектуре уже чувствуются нотки приближения нового стиля.

Много для перехода к новым формам в храмовой архитектуре сделал архитектор И. Е. Бондаренко. В его работах заметно влияние новгородской архитектуры, большинство храмов были украшены майоликой художниками из абрамцевских мастерских.

В Москве по его проекту возводится несколько церквей. Церковь Поморского согласия в Токмаковом переулке (1908) с акцентом на колокольню, с двухскатной кровлей, с майоликовым панно на фронтоне. Фасад облицован гранитом, местами кирпичом. Разновеликие объемы и заостренная форма колокольни делают ее «сказочной», в духе абрамцевского кружка.

Им же были построены церкви Св. Николая (1910) на М. Андроньевской ул. в Москве, а позже Захарьинская церковь в Ногинске для Богородско-Глуховской старообрядческой общины (1911-1912). Как сообщал старообрядческий журнал «Церковь» (№ 2, 1911), она была возведена по типу древнего храма, построенного св. Евфроси- нией Полоцкой в ее монастыре в г. Полоцке.

Действительно, сохранившиеся проекты и старые фотографии храма дают представление о том, что за образец был взят древнерусский храм — отсюда и одно- главие, и позакомарное завершение кровли, и отдельно стоящая звонница, соединенная с храмом небольшим приделом. Даже наружная роспись храма, а также устроенные внутри него хоры говорят о том, что автор хорошо понимал стилистические особенности древнерусской архитектуры. По его же проекту строится в романтическом стиле церковь Покрова Божией Матери Покрово-Успенской общины в Малом Еавриковском переулке (1911-1912).

Бондаренко использует новаторские железобетонные конструкции при возведении сводов и купола храма. Две конструкции опираются на кольцеобразную железную ферму крыши, которая стала опорой для двух железобетонных плит с воздушной прослойкой. Применение декора, хотя и сдержанного, на фасадах и в интерьере в виде шашечек и майолики свидетельствует о влиянии модерна. В 1908-1912 гг. архитектор А. В. Щусев, ставший в советский период одним из ведущих архитекторов страны, возводит храм-памятник на Куликовом поле и собор Марфо-Мариинской обители, воспроизводя формы древнерусских построек, также работающие на спокойное и ясное восприятие объема здания.

Кубическая форма собора стремится вверх вытянутостью луковичных главок. Массивный объем подчеркивается узкими щелевидными окнами и увенчан крупной шлемовидной главой. Исследователь А. В. Иконников отмечает в почерке архитектора, что его здания отличаются «Изысканной имитацией живописной неточности, оживляющей средневековые постройки».

В Петербурге Д. А. Крыжановский проектирует церковь Знамения Пресвятой Богородицы (1906-1907). Крестообразная в плане, она отличается вытянутой композицией фасада, стройной симметричностью и монументальностью, отсутствием сложного декора, аскетич- ностью и сдержанностью, что делает ее похожей на монастырскую постройку в образе северных новгородских и псковских церквей. Она интересна многоплановостью композиционного объема, где за каждым стоит своя функциональная нагрузка, которая читается за объемами как рассказ. Помимо храма комплекс включает в себя ризницу и надворные постройки, соединенные галереей. Архитектор

С. С. Кричинский в 1915 г. в той же сдержанной манере возводит Николо-Александровский храм в Санкт-Петербурге, с характерными ас- симетрично разбросанными окнами на лаконичных объемах фасада.

Неоклассицизм

Другое направление ретроспективизма основывается на использовании элементов классических стилей: неоготики (церковь Французского посольства в Петербурге архитекторов Л. Н. и М. М. Перетятковича), неоромантики, позднего барокко (А. И. Дмитриев, Училищный дом в Санкт-Петербурге).

Направление неоклассицизма появляется на рубеже веков и получает распространение в 1910-е гг. Считая стиль модерн скорее веянием быстротечной моды, нежели серьезной архитектурой, авторы ищут опору в классической архитектуре. Этому способствовало изучение архитектурного наследия, в том числе петербургского классицизма, особенно исследования И. Грабаря, опубликованные в его труде «История русского искусства», а также широкая публикация разных исследований в журнале «Мир искусств».

Принцип проектирования построек в противовес модерну ведется снаружи во внутрь. Строящиеся сооружения отличаются монументальностью и крупномасштабностью с опорой на классику и ордерную систему, с соблюдением классических пропорций, трансформируя ее в другом пропорциональном ключе. Классические формы: архитектурные фронтоны, античные фигуры, декор из листьев и раковин, они совмещают с новаторскими находками, прямые линии в интерьере — с изящной легкой мебелью. Неоклассицизм оказал существенное влияние на дальнейшее развитие русской архитектуры, проложив дорогу сталинскому ампиру. Послужив в дальнейшем примером, А. И. фон Гоген проектирует здание Академии Генерального штаба (1900) в Петербурге, постепенно начинают возводить подобные здания и другие архитекторы, создав, таким образом, линию так называемого модернизированного неоклассицизма.

Многие архитекторы, знакомые с установками кружка «Мир искусства», работают над разгадкой проблемы классического в архитектуре, считая классический подход вечно актуальной ценностью. В стиле русского классицизма или, по-другому, «александровского классицизма» возводят свои постройки А. И. (особняк В. П. Кочубея в Царском Селе, дом князя С. Щербатова на Новинском бульваре в Москве), И. В. Жолтовский (Дом Скакового общества и особняк Тарасова в Москве), И. А. (дача Половцева в Петербурге, дом князя Абамелик-Лазарева на набережной р. Мойки, дом Оболенского на озере Сайма, дом А. Г. Гагарина в Псковской губернии). Развивалось в России и направление «международного» неоклассицизма, ориентированного на западноевропейскую архитектуру, которое отличалось особой монументальностью, с применением облицовки из серого гранита и «рваной» поверхности каменной кладки.

В стиле неоренесанса возводится Русский торгово-промышленный банк в Санкт-Петербурге по проекту М. М. Перетятковича в 1910-1915 гг. Символизируя консерватизм и надежность, этот стиль чаще других использовался при строительстве зданий банков.

Здание Азовско-Донского банка (1907-1910) по проекту Ф. И. Лидваля интересно новой трактовкой классического портика фасада, где пространство между колоннами с ионическим ордером заполняют остекленные поверхности окон, вместо фронтона продолжается ритм сменяющихся плоскостей стены с барельефами и окнами, завершает композицию фасада полуциркульное окно.