В конце XIX — начале XX в. в русской архитектуре, да и во всей технологии строительного дела, в ассортименте строительных материалов намечаются новые явления. Они были связаны с общими изменениями в российской социально-экономической действительности. Архитектура более прямо и открыто, чем другие виды искусства, выполняет социальный заказ. Новые явления в российской архитектуре связаны были с сильным увеличением населения городов, появлением огромных промышленных предприятий, концентрацией пролетариата, ростом финансового капитала, общим изменением социального состава города, и, наконец, самого духа города, образа городской жизни.

Крупное машинное производство приносило с собою повышение уровня инженерных знаний, строительной техники, освоение новых строительных материалов и конструкций. В конце XIX в. в архитектуре начинают применять железобетон, металлические каркасы, облицовочную керамическую плитку, гранитную крошку и другие строительно-технические новшества. Выявляя эстетику этих материалов, создавая соответственно потребностям нового капиталистического города начала XX в. крытые рынки, универмаги, электростанции, заводы, огромные типографии, Народные дома и многоквартирные, много­этажные жилые здания с лифтами, телефонами, железнодорожные вокзалы, мосты, биржи, торговые дома и. особняки миллионеров, архитекторы делают попытки говорить иным архитектурным языком.

Конец XIX — начало XX столетия — время появления новых архитектурных стилей: модерна, новорусского стиля, неоклассицизма. Архитектурную истину своего времени зодчие видят в органической связи между строительным мате­риалом, конструкцией и формой. Архитектура отказывается от фасадности предшествующей эклектики, строгих осевых композиций, симметрии и традиционной гармонии.

Свобода, раскованность в композиции зданий, подчинение функциональному назначению определяют план, декор, цветовую гамму.

Не одна собственно инженерно-технологическая мысль выступала в близком союзе с архитектурой. Во всем зодчестве заметно сказывалось стремление к синтезу искусств; в архитектуру щедро вводятся элементы живописи и скульптуры.

Недаром в архитектуре конца XIX — начала XX в. начинают работать такие крупные живописцы и скульпторы, как В. М. , М. А. , А. Н. , И. Э. , С. В. , А. С. .
Талантливейшие представители русской архитектуры того времени — Ф. О. (1859-1926), А. В. (1879-1949).

В градостроительстве впервые поднимались вопросы об организации общественного транспорта, о выработке и введении в жизнь правил регулирования уличного движения. Уже в 1885 г. при Министерстве внутренних дел создается Технико-строительный комитет, который делал слабые и явно для него непосильные попытки осуществить контроль застройки и планировки городов всей России. Все же в 1910 г. появляется план преобразования Петербурга (архитекторы Л. Н. Бенуа и Ф. Е. Енакиев), проект перепланировки о. Голодая в Петербурге («Новый Петербург») (архитекторы И. А. Фомин и Ф. И. Лидваль). В крупных городах возникают кооперативные товарищества и домостроительные общества в связи с новым понятием «жилищная проблема». Эти общества и товарищества, как и сама «проблема», стимулируют дальнейшие поиски архитекторов. Основным видом сооружения становится не частный дом и не культовое здание, а общественное сооружение.

В числе интереснейших построек того времени: Третьяковская галерея (1900-1905) В. М. Васнецов; доходный дом Перцовых (1903-1905, Москва) — С. Малютин, Н. Жуков; Ярославский вокзал (1902-1904) Ф. О. Шехтель; Марфо-Марьинская обитель (1908-1912,- Москва) — А. В. Щусев; здание Государственного банка в Нижнем Новгороде (1910-е гг.) — В. В. Покровский (1871-1931).

здание Государственного банка в Нижнем Новгороде
здание Государственного банка в Нижнем Новгороде

Все эти сооружения созданы в национально-романтическом, новорус­ском стиле, имевшем целью на новой строительной основе, в связи с новыми функциональными задачами возродить дух древнерусского зодчества, его пластичность, красочность и свободу форм, свободно и творчески развить национальную традицию.
В новом стиле были построены Ф. О. Шехтелем здание типографии газеты «Утро России» (Москва, 1900-е гг.); гостиница «Метрополь» (Москва, 1899-1903) – В. Ф. Валькотт; Художественный театр (Москва, 1902) — Ф. О. Шехтель, горельеф над входом А. С. Голубкиной; дом С. П. Рябушинского (Москва, 1900-1902) — Ф. О. Шехтель; особняк М. Ф. Кшесинской (Петербург, 1904-1906) — А. И. Фон-Гоген; «Вилла художника» (Крым, 1906) — Л. М. Браиловский; дача Пфеффер в Сокольниках (1910-е гг.) — А. У. Зеленко.

дача Пфеффер в Сокольниках
дача Пфеффер в Сокольниках

Ярославский вокзал
Ярославский вокзал

Почти все названные произведения зодчества включали элементы живописи и скульптуры. Национальные мотивы керамики разрабатываются в абрамцевской мастерской М. А. Врубелем, А. Я. Головиным, К. А. Коровиным, Е. Д. Поленовой ещё с 1889 г. Позднее подобная мастерская возникает в Смоленской губернии в Талашкино в имении княгини М. К. Тенишевой. Ею руководит художник С. В. Малютин.

Обращаются зодчие и к мощным истокам античности и Возрождения, переосмысливая классические образцы в соответствии с требования­ми новой эпохи. Происходит своеобразное облагораживание модерна классикой. Журнал «Мир искусства» в лице художников А. Н. Бенуа, М. В. Добужинского, А. П. Остро­умовой-Лебедевой выступает пропагандистом неоклассики.

В этой манере строит московский купеческий клуб А. И. Иванов-Шиц (1907-1908), И. А. Фомин (1872-1936) – особняк А. А. Половцева на Каменном острове в Петербурге (1911 — 1913); С. Соловьев (1859-1912) — Высшие женские курсы в Москве (1910-1913, ныне здание Московского пединститута им. В. И. Ленина); Р. И. Клейн (1858-1924) – Музей изящных искусств в Москве (1912).

Итак, лучшим произведениям архитектуры конца XIX — начала XX в. были свойственны новая образная выразительность, свободное соединение архитектурных масс, динамика и экспрессия, уничтожение разрыва между функциональным назначением и декоративно-художественной формой здания. Однако типовая застройка окраин оставалась тусклой, убогой, привычно-бытовой; в этом ярко сказы­вались вопиющие социальные контрасты российского капитализма начала XX в.

Оживление и заметный подъем архитектурного творчества и строительного дела вначале XX в. благотворно сказались на судьбах русской скульптуры. Зодчие нередко стали включать лепку, барельефы, горельефы, майолику в проекты новых сооружений — и общественного назначения (гостиницы, народные дома, так называемые «деловые дворы», вокзалы, банки, кинематографы), и жилые здания (небольшие личные, доходные многоквартирные дома), и немногочисленные возводившиеся культовые здания (монастырские комплексы, отдельные церкви, часовни).