В конце XV — начале XVI вв. Московское государство укрепилось и начало играть заметную роль на международной арене. Политическое и культурное значения Москвы как столицы объединенного государства существенно возрастает. Москва становилась правопреемницей наследия Древней Руси. Историческая преемственность сказалась и на зодчестве, где сохранялись и развивались лучшие традиции древнерусской архитектуры.

Одновременно возникла необходимость в создании нового облика столицы сильного Русского государства. В эти годы сложился архитектурный ансамбль Московского Кремля — города-крепости. Кремль, построенный еще при Дмитрии Донском в 1367 г., по прошествии длительного времени, в течение которого он подвергался многочисленным осадам и опустошительным пожарам, сильно обветшал.

Белокаменные стены реставрировались в 1442 г. под руководством В.Д. Ермолина. Однако к началу XV в. в связи с изменившимися требованиями к фортификационным сооружениям и применением огнестрельного оружия укрепления Кремля были не в состоянии обеспечить безопасность столицы.

 В тоже время изменился и стал более пышным церемониал царского двора, что потребовало перестройки Кремлевского дворца. Таким образом, создались предпосылки для крупной архитектурно-строительной реконструкции центра столицы, в которой большой удельный вес получило гражданских зданий.

Необходимо отметить, что нив одной европейской стране и не были столь централизованно подчинены задачам государственным, как это сложилось в Московском государстве в период его становления. Иван III для строительства в столице приглашал лучших мастеров со всех концов страны.

В Москве строили псковские, ростовские, тверские мастера. Однако новое фортификационное из камня, а также возведение крупных зданий с большими пролетами представляли определенную трудность для местных мастеров. Расширившиеся международные связи позволили познакомиться с работами зодчих итальянского Возрождения, за чем последовало приглашение итальянских архитекторов в Москву.

Такая практика была широко распространена в Европе. Итальянские мастера приглашались во Францию, Германию и другие страны.

Главным сооружением Кремля стал Успенский собор. На его пригласили Аристотеля Фиораванти. Собор начали строить в 1475 г. и закончили в 1479 г., т.е. собор возвели всего за четыре года. В начале строительства представлялось важным создать подобие Успенского собора во Владимире.

Но значение московского собора как главного государственного храма, где происходило «посажение на стол» московского князя, а с XVI в. — коронация русских царей и погребение московских митрополитов, предполагало увеличение размеров собора по сравнению с владимирским и придание ему большего величия.

Приглашенный русским послом в Венеции известный мастер итальянского Возрождения Аристотель Фиораванти сначала обучатся особенностям и традициям русского зодчества во Владимире, а затем на русском Севере. Это отразилось на общей композиции и декоре собора.

Собор получил традиционные пять глав на основе крестовых сводов, перспективные порталы с характерными «дыньками» и аркатурный пояс на половине высоты фасадной стены, что с успехом применяли владимиро-суздальские зодчие (Успенский собор во Владимире, храм Покрова на Нерли — см. рис. 2.29).

Впервые в русской практике строительства применили фундамент глубокого заложения (4 м), под который были забиты долговечные дубовые сваи, а кирпич для строительства изготовлялся под наблюдением самого Фиораванти и был, по отзывам, более прочным. План собора представляет собой сочетание двенадцати квадратов, что позволило применить крестовые своды, в которых усилия концентрируются в отдельных точках.

Для погашения распора сводов были применены металлические связи, а в тех местах, где в крестовом своде сосредоточиваются усилия при передаче нагрузки на стены, последние были усилены контрфорсами. Внутренние опоры возведены более тонкими, а благодаря тому, что отсутствуют хоры, стало возможным максимально освободить внутреннее пространство собора.

Интерьер хорошо освещается со всех сторон и полон особого величия за счет великолепных росписей. Росписи собора были закончены только через 35 лет после окончания самого строительства. Однако талантливый мастер Возрождения Фиораванти, современник и Браманте, еще до нанесения росписей на стены и своды создал интерьер «палатным образом», как отмечали в то время.

Элементы зодчества Возрождения присутствуют в архитектуре собора. Аристотель Фиораванти при разработке плана на основе геометрически правильного построения из двенадцати равных ячеек продолжил и в пространстве собора поднимать эти ячейки на равную высоту, не выделяя средокрестия, объединяя тем самым все внутреннее пространство в единое целое.

Круглые небольшого диаметра колонны, а не привычные для русской архитектуры квадратные столбы, имеют базы и капители. Все эти приемы работают на раскрытие внутреннего пространства собора при его полном единстве и на превращение интерьера собора в торжественный зал. Внешний облик собора отмечен величием и массивностью.

Все элементы пластики и декора подчинены этой цели. Так, абсиды невыразительно спрятаны за контрфорсами и не играют обычной для русского храма активной композиционной роли на восточном фасаде. Аркатурный пояс утоплен в стену, а не наложен на нее, что еще более подчеркивает массивность стены. Прясла равновысоки и потому не членят стену, а подчеркивают ее целостность.

Крыльцо, легкое и открытое, с двойной аркой и «гирькой» посередине (этот прием широко распространился в русском зодчестве) просто приставлено к стене, что подчеркивает ее незыблемость. Позднее крыльца будут украшены росписью. Это придает характерную русской архитектуре живописность входу.

Таким образом, итальянскому архитектору удалось заложить развитие новых тенденций в русской архитектуре. Русские мастера многое узнали от Фиораванти, под руководством которого работали. Они научились с помощью линейки и циркуля «по правилам и кружалам» возводить тонкостенные кирпичные своды, применять механизмы, например для поднятия тяжестей, делать и обжигать кирпич более прочный, чем раньше (после чего на Руси стали возникать кирпичные заводы), применять металлические связи.

С 1485 по 1489 гг. на территории Кремля псковскими мастерами были построены Благовещенский собор, как княжеская придворная церковь, и церковь Ризоположения — домовая церковь московских митрополитов. Первоначально Благовещенский собор был стройным, трехглавым, небольших размеров и уютным внутри храмом.

Здание было перекрыто системой ступенчатых арок и имело дополнительный ряд окон. Легкостью своей композиции он противостоял массивности и незыблемости Успенского собора, выгодно подчеркивая его величавость. Однако в XVI в. четырехстолпное в плане здание храма было окружено крытыми арочными галереями и обрело четыре угловых придела.

В это же время храм получил еще шесть глав: две главы на основном объеме храма, а четыре — над угловыми приделами. Эти добавления в корне изменили первоначальный замысел, превратив изящную композицию и мелкомасштабность деталей, приближавших храм к человеку, что и требовалось от домовой церкви, в более представительное и декоративно дробное произведение русского зодчества.