Другое направление в архитектуре, так называемый неомодернизм, привлек таких архитекторов, как Р. Мейер, К. Портзампарк и др. Их творчество базируется на переосмыслении творческих идей Ле Корбюзье, Миса ван дер Роэ, В. Гропиуса и обращается к идеям прошлого — модернизму 1920-х гг. Их привлекает чистота линий и лаконизм форм, в то же время их пластичность и тягучесть, что роднит их строения со скульптурными произведениями.

Самым известным архитектором-неомодернистом стал американец Ричард Мейер, чью архитектуру легко отличить по лаконичности форм и белому цвету, который он считает самым содержательным и самодостаточным. Здесь легко провести параллель с творчеством О. Нимейера, которое, несомненно, вдохновляет Р. Мейера.

Его ранние постройки в США легкоузнаваемы своей белоснежной пластикой, членением фасада на сетку квадратов и контрастом между окружающей природой и лапидарностью гладких форм: дом Смитта (Smith house) в Коннектикуте (1965-1967), дом Дугласов (Douglas house) на озере Мичиган (1971-1973), клуб для литераторов Атениум (The Atheneum) в Нью-Хармони (1975-1979).

Мейер построил много музеев (Музей современного искусства во Франкфурте- на-Майне, Музей современного искусства в Барселоне, Гетти-центр в Лос-Анджелесе), первым из которых стал Музей высокого искусства в Атланте (США, 1980-1983 гг.). Его композиция строится на игре сочетаний призматических и закругленных форм, ровных плоскостей фасадов без излишеств и сетчатого остекления.

За основу архитектурно-художественной композиции всех его построек взяты ортогональные сетки, фасады облицованы белыми квадратными панелями, так же как опоры, перекрытия и площади, создавая четкие метрические композиции.

В 1996 г. Мейер победил на международном конкурсе на лучший проект Юбилейной (пятидесятой) церкви в Риме, обойдя других известнейших архитекторов. В итоге получился интереснейший объемно-пластичный образ, напоминающий три паруса, символизирующие Святую Троицу, а между ними застекленные объемы из традиционной сетки, через которые свободно течет свет, проникая внутрь и озаряя святым светом все вокруг.

К. Портзампарк также много работает над созданием творческих сред, создав целую типологию пространств: квартал искусств со школой искусств и школой архитектуры в Марн-ла-Валле; город музыки в Париже, школа танца Парижской оперы в Нантерри; «небоскреб» искусств культурного центра Бандай в Токио.

Его произведения отличает особая пластика и поэтичность формообразования, близкой к стилистике неомодернизма. Однако его композиционные приемы более разнообразны и сложнее в восприятии, чем у Мейера. Автор черпает вдохновение в самой сущности музыки, учитывая ритмические закономерности, музыкальные паузы и акценты.

Наиболее полно такой подход проявился в продолжении планировочной схемы парка Ла-Виллет в Париже, в Еороде музыки (1995), композиция которого продолжает основные направления плана парка и сложившейся сетки улиц. В итоге получился фрагментированный объем, разделенный на здания-кварталы, образуя последовательность открытых и закрытых пространств, с акцентами и доминантами, создавая свой живописный сценарий маршрута для отдыхающих.

Неомодернизм испанского архитектора и инженера-строителя Сантьяго Калатравы базируется на новых пространственных конструкциях, материалах и технологиях. В его творениях преобладает чистота линий и форм, продиктованных поиском оптимального сочетания возможностей конструкций с архитектурной формой. Его выведенная формула сводится к девизу «Форма следует логике развития».

В 1992 г. в Севилье был построен мост Аламильо через реку Бвадалквивир к большому острову Картуха, ко Всемирной выставке Экспо в Испании. Конструкция моста держится на единственной наклонной опоре-пилоне высотой в 142 м, уравновешивающей пролет в 200 м с помощью тринадцати вант. С тех пор многие архитекторы стали применять наклонные пилоны.

Калатрава все время находится в поисках новых форм, эстетику которых определяют как «био-тек», неоэкспрессионизм или техноэкспрессионизм. Обладая навыками скульптора, в его работах также прочитывается влияние синтеза средств выразительности: органические формы, пластика железобетона, точный расчет конструкций.

Жилое здание в Мальме в Швеции напоминает поворачивающееся изогнутое тело человека, верхний блок повернут относительно нижнего на 90°. Художественный музей в Милуоки в США, ставший символом города, а также Олимпийский комплекс в Афинах, построенный к Олимпиаде 2004 г. в Греции, являются победой архитектора над осмыслением конструктивной архитектурно-художественной формы. Ритм конструкций создает неповторимый графический рисунок, поражающий воображение зрителей.