В 1660-е гг., Густавиум  достраивал Олаф Рудбек. Знаток архитектурной теории, написавший книгу по вопросам строительства, включающую пять ренессансных ордеров, он надстроил здание анатомическим театром. Купол этого помещения опирается на восемь деревянных ионических колонн.

Тем самым зданию придан образ подлинного храма науки, «где большой космос отражён в микрокосмосе человеческого тела» направления, вдохновлённые различными истоками, развивались одновременно». Бюргерство, будучи по вкусам консервативнее, предпочитало Германию и Нидерланды. Свидетельством тому дома в стокгольмском Гамла Стане (Старом городе), в целом ещё средневековые, но наделённые фигурными щипцами и нередко — пышными скульптурными порталами. При дворе и у аристократии проявлялось, кроме нидерландского, французское архитектурное влияние и, в меньшей пока степени, Италии.

Почти всю первую половину столетия монархов и знать по-прежнему обслуживали иностранные архитекторы. На Густава Адольфа работал немец Каспар Пантен, королевский зодчий. Он начал названное по имени короля Густавиумом главное университетское здание в Уппсале. Голландец Ганс Якоб Кристлер был автором знаменитого когда-то дворца Делагарди в Стокгольме (не существует).

В 1639 г. при дворе работал прибывший из Франции двумя годами ранее Симон де ла Валле. До своей гибели в 1642 г. не то на дуэли, не то в уличной ссоре он успел начать столь значительные объекты, как замок в Тидё (1639) и вышеназванный Рыцарский дом в Стокгольме (1641-1674).

В первом само здание и примыкающие пониженные служебные корпуса образуют замкнутую композицию. Во двор ведёт рустованная арка, оформленная порталом со сложной муфтировкой колонн, включающей львиные маски. Над колоннами выведены шары, а на пологом, но прихотливо изогнутом фронтоне возлежат львы. Через арку открывается в глубине примкнутая к фасаду замка лестница, чей цоколь украшает портал с мотивом тех же шаров.

Два лестничных всхода подводят к верхнему порталу, над которым — щипец-мансарда с тремя ионическими колоннами на консолях, горизонтальными полосами, боковыми волютами и часами в тимпане. Однако и столь эффектные порталы, и щипец сочетаются со спокойной гладью стен.

Рыцарский дом Симон де ла Валле запроектировал как обширный дворец, раскрытый на воду с угловыми башнями и двойным внутренним двором. Однако его преемник, известный голландский архитектор Юстус Виигбонс, придал уже начатому зданию простой прямоугольный объём  и фасады без горизонтальных членений. Коринфские пилястры большого ордера наложены на кирпичные стены с лёгкими фронтончиками окон и гирляндочками. Центр  подчёркнут строгим треугольным фронтоном.

Первоначальная кровля, возведённая уже после Вингбонса сыном Симон де ла Валле Жаном «с двумя отдельными и различной формы скатами», была потом, в «эру свобод», понижена, зато приобрела подобие традиционной для Швеции «сатери», Жан де ла Валле (назначен королевским архитектором в 1651 г.) считают выросшим уже в Швеции и проникшимся её художественной культурой. Его лучшие творения находятся в Стокгольме.

Дворец влиятельнейшего придворного Кристины канцлера Оксепшерна (1653) отражал, по всей вероятности, и вкусы самой королевы, стремившейся в Италию. Представляющий собой, быть может, только часть задуманного, он обладает фасадом, решённым без применения ордера, с рустованным цоколем и гладкой стеной. В первом и втором этажах введены дополнительные ряды окон, тогда как основные окна второго украшены «микеланджеловскими» наличниками с дугообразными фронтонами на колоннах.

О великом мастере напоминают и мощные консоли антаблементов оконных обрамлений третьего этажа. Одна из прекраснейших стокгольмских церквей — Катариначюрка (1656-1690) была возведена Жан де ла Валле крестообразной, с пирамидальной композицией.

Параллельно с Жан де ла Валле появляется тот, кому ставят в заслугу, что шведская архитектура «приобрела свой масштаб»  — Никодемус Тессин Старший (1615- 1681). Согласно большинству источников, он фламандец, уроженец северогерманского города Штральзунд, которым вскоре завладеют шведы.

Переселившись в Швецию в 1636 или 1639 г. он учился архитектуре у Симона де ла Валле, при ком состоял подрядчиком. Потом сотрудничал с его сыном Жаном, временами до того тесно, что «и сегодня идут споры.,, которым что построено — оба работали вместе над несколькими проектами». В частности, совместным их произведением считается дворец Бонда в Стокгольме (1662-1667; позднее переделан).

С 1646 г. (по другим данным — 1649) Тессин Старший — при дворе. В начале 1650-х королевой Кристиной с целью «поднять главные строительные работы до международного уровня» был направлен в «образовательное» путешествие по Германии и Италии. Затем, продолжая обслуживать двор, в 1661 г. назначается также городским архитектором Стокгольма.

Стиль его некоторые российские авторы склонны квалифицировать как эклектический классицизм, т. е. некую смесь классицизма и барокко. Однако сами шведы Тессина Старшего, не отрицая, что его «позиция… в архитектуре была сильно эклектична», считают, наряду с обоими де ла Валле, основоположником Каролинского барокко — национальной ветви этого стиля.

Правда, на первом этапе своей придворной карьеры Тессин Старший начал для аристократа Врангеля замок Скуклостер (1653-1668), чья стилистика почти полностью восходит к Ренессансу. Квадратный в плане с квадратным же внутренним двором и четырьмя угловыми восьмиугольными башенками, венчаемыми куполками, он имеет очень сдержанную фасадную обработку с чётким подразделением на этажи горизонтальной рустикой и утопленными в простых арочных нишах прямоугольными проёмами окон. Даже вход вместо портала всего лишь фланкирован пилястрами без капителей.

В дальнейшем Тессин строит явно относящиеся к барокко собор в Кальмаре с фасадом «типа Джезу», дополненным по сторонам квадратными башнями (1660-1699), королевскую усыпальницу при церкви Риддархольмчюрка. Но замок Мельсакер, перестроенный им в 1670-х гг., хотя и получил сложное расчленение объёмов (три ризалита по переднему фасаду и две — паркового, на котором менаду ними заключена лестница), снова отмечен относительной простотой оформления. Особенно сзади, где «ниши и изогнутые ряды ступеней придают мягкость массам».

замок Мельсакер

Шведскими исследователями установлена причастность Тессина Старшего к работам по загородным дворцам Сальста и приобретённому королевой Хедвиг Элеонорой у Делагарди в 1669 г. Ульриксдалю. Наряду со стокгольмским дворцом Бонда они способствовали утверждению в Швеции новой композиции этого типа зданий, с курдонёром, образованным либо, как в Сальсте с его трёхризалитиым фасадом, постановкой при въезде на этот двор двух павильонов — кордегардий, либо сильно выдвинутыми боковыми крыльями самого дворца. В Уль- риксдале  последние, во многом за счёт своих кровель-«сатери>, не менее выразительны, чем основной объём здания, где выделяются только портал с необычно широкими пилястрами, фронтончик и маленькая башенка с часами и флагштоком.

В королевских загородных дворцах Дротгингхольме и Стрёмсхольме, несмотря на присутствие классицистических элементов, всё же больше барочного.

Параллельно с Тессином Старшим развёртывалась деятельность выдающегося градостроителя и фортификатора Эрика Дальберга (1625-1703). Будучи ещё и крупным администратором, он распланировал военный порт Карлскруну, возвёл там цитадель и деревянную Адмиралтейскую церковь. Среди других его архитектурных произведений — ратуша в Йёнчепинге, усыпальница при церкви во Флоде.

Наивысшее воплощение «каролинского барокко» и шведского великодержавия в архитектуре было достигнуто сыном Тессина Старшего Никодемусом Тессином Младшим (1654-1728), которого единодушно считают не только талантливее но и самобытнее отца.

XVII столетие ознаменовано в Швеции большими градостроительными мероприятиями. Если ранее в стране насчитывалось 33 города, то за этот век был основан ещё 31, в там числе Гётеборг и Карлскрун, полнившие правильную сетку каналов и кварталов. Следует отметить также строительство многочисленных бруков — посёлков при металлургических предприятиях.