Шведы видят в нём «могучего всемирно известного и всемирно узнаваемого человека стиля барокко». Благодаря ему «шведская архитектурная компетенция могла рассматривать себя принадлежащей к безусловной элите Европы».

Тессин Младший родился в Норчёпинге. Чтобы оказать честь его отцу, придворному архитектору, королева Мария Элеонора фон Бранденбург, вдова Густава II, держала новорожденного над крещенской купелью в присутствии всего двора. Это было знаком уготованной ему блестящей карьеры. Образование получал в немецкой школе Стокгольма, затем в Уппсальском университете. Там он штудировал, между прочим, математику и языки — итальянский, французский. Основные знания по архитектуре дал ему отец, составивший специальную программу обучения.

В 1б73 г. девятнадцатилетний юноша совершил большое путешествие по Германии и Австрии, а затем оказался в Риме под покровительством экс-королевы Кристины, проведя там четыре года (вернулся на родину в 1677 г.). Личное общение с великим Бернини и учеником того Карло Фонтана наложило отпечаток на всё творчество Тессина Младшего.

Новое путешествие он предпринял в 1680 г. — на сей раз во Францию, где провёл, по одним сведениям, пять месяцев, по другим — около двух лет, так или иначе, посетив ещё и Англию. Особенно обстоятельно он изучал ландшафтную архитектуру (у Ленотра), с чем, вероятно, была связана и английская поездка.

Известие о кончине отца ускорило возвращение Тессина Младшего в Швецию, где к нему перешла должность придворного архитектора. Но компетенция его была намного шире: «В принципе ему было доверено всё шведское искусство, насколько оно касалось государства и двора». Следующими ступенями восхождения стали пожалованные ему уже Карлом XII место гофмаршала, членство в Государственном совете и графский титул. Несмотря на крайнюю занятость, он продолжал внимательно следить за новинками европейской архитектуры. В 1687-1688 гг. посетил Данию, Нидерланды и снова был во Франции и Италии. Хотя его известность вышла далеко за пределы Швеции (подробнее об этом см. ниже), «он был осторожным человеком и следил за своей репутацией».

Тессин Младший возглавлял большой штат сотрудников, куда входили представители различных специальностей, чья работа его не всегда устраивал а: «… здесь, в Швеции, нужно было бороться с тяжелейшим климатом и иметь дело с неопытным ремесленным народом, так что можно сказать, что нигде больше, где ценятся науки, они не могут оказать и наименьшей помощи».

В меру своих возможностей он старался повысить их квалификацию. «Он составлял основы теории и практики в краткой, наглядной форме, чтобы передавать своим ученикам. Как внимательный наблюдатель успешных усилий Франции стать свободной и независимой от итальянских художников… он хотел тоже подготовить отечественную смену». В результате ему удавалось добиваться высокого качества как фасадной, так и внутренней отделки, выполнявшейся по его же рисункам. В частности, он эскизировал трон в стокгольмской кафедральной церкви Сторчюрка, алтарь собора в Кальмаре. Тессиновские эскизы и рисунки пером от руки Б. Р, Коммер называет шедеврами, считая, что тот «находил в этом соответствующие его темпераменту выразительные средства».

«Тессин был неутомимо любознателен и трудолюбив, он стремился осведомляться обо всём и извлекать из всего пользу… Можно предположить, что Тессин имел у себя внушительное количество книг теоретиков архитектуры». Это подтверждается постоянными ссылками его на трактаты Альберти, Палладио и «Комментарии к Витрувию» Даниеле Барбаро.

Он сам делал заметки теоретического и практического характера: «Наблюдения», Размышления», «Трактат об украшении интерьеров» и др. В них, по мнению Б. Р. Коммера, «Тессин не разрабатывал новых идей, а формулирует совокупность мыслей античных и итальянских теоеретиков по-шведски и делает таким образом.„то же самое для своей родины, чего достигли французы своими трактатами, в которых содержится так же мало новых и оригинальных идей, но позаботились о понятной формулировке и распространении». Зато он «сочетает оригинальным образом старое, давно известное, с «современным», полученным из практики…Новым и личным были его энергичные выступления за колоссальный стиль.

В числе других произведений Тессина — центрическая купольная (восьмиугольник с крестообразно расположенными квадратными выступами, завершёнными дугообразными фронтонами) церковь Карла XI в Кунгсёре (проект — 1688-1689; освящена в 1700 г.). Здесь акцентированы только углы, причём простыми лопатками, зато интересно, как сочетаются ряды окон: прямоугольных нижних и круглых выше. Королевскому советнику графу Гилльеншерна Тессин Младший построил в 1694—1698 гг. загородный дворец Стеиинг.

От переднего фасада, наделённого в центре ризалитом со ступенчатым аттиком, к курдонёру, «распахнутому» на озеро Меларен, спускается широкая парадная лестница. Задний фасад с полукруглым выступом посередине, тоже завершённым аттиком, обращён в парк. Довольно скромное по тем временам убранство состоит из рустов первого этажа, ионических пилястр второго, статуй в арочных нишах по сторонам входа и бюстов в круглых над верхними окнами.

После Северной войны наступает новый, уже не «тессиновский» период шведской архитектуры. Как ни парадоксально, не при абсолютной монархии, а в наступившую «эру свобод» в Швеции был установлен жёсткий контроль над строительством. Его осуществляла Палата магистрата государственной службы и общественных работ.

В 1725 г. занимавший должность городского архитектора Стокгольма Гёран Джошуа Аделькрапц (1668-1739) издал указ, предписывавший строить здания на установленных местах вдоль регулярных улиц. Особенное внимание обращалось на соблюдение противопожарных правил. Регламентировался даже колер фасадов, которые требовали окрашивать «исключительно в светлые тона», а конкретно — в пастельно-жёлтый.

«В XVIII в. с полным правом можно говорить о появлении национальной шведской школы в различных областях искусства. Художественная жизнь страны буквально расцветает, оживляются и её связи с Францией, которая в это время рассматривается шведами как основной союзник». У французов, отделывавших Королевский дворец, шведские зодчие переняли рококо. Главным, как обычно в этом стиле, становятся удобство внутренней планировки, комфортность интерьера, его изысканный декор.

Ведущим архитектором теперь является Карл Хорлеман (1700-1753). Когда в 1727 г. встал вопрос о завершении строительства Королевского дворца, престарелый Тессин Младший рекомендовал вызвать не кого иного, как Хорлемана. Тот прошёл обучение во Франции, где профессора парижской Академии ставили его очень высоко, а в момент вызова совершенствовался в Италии. Первым его крупным заказом была перестройка замка Туреихольм (1729-1738). Добавленные к высоко расположенному главному зданию крылья, сторожки у ворот и длинный въезд-пандус формируют «выразительную композицию в трёх измерениях, с центральным задником, украшенным пилястрами» и «традиционной Каролинской кровлей помещичьего дома.

Хорлеман сочетал в себе дарование архитектора с административными способностями. Последнее было не менее важно в данный период, отмеченный, как уже было сказано, упорядочением строительного дела. «Карл Хорлеман отвечал не только за строительство дворца, но и за всю строительную деятельность в королевстве. Как архитектор он во всём задавал тон. Его строительное искусство стало синонимом шведского вкуса… В деятельности этого архитектора как организатора прослеживается отчётливое стремление к регламентации и централизации всех строительных работ в государстве. Он… смог создать единый для всей страны архитектурный стиль».

Хорлеман задал тон шведскому рококо не только интерьерами Королевского дворца, но и отличающимся большим изяществом купеческим домом Свиндерсвик в пригороде Стокгольма Накка (ок. 1740), Одноэтажное, с мансардными помещениями здание имеет по центру переднего фасада двухэтажный ризалит и двух-всходную, продолжающуюся вдоль него лестницу. Стены оживлены лёгкой горизонтальной расшивкой. За вестибюлем располагается зал с трёхгранным выступом в сад.