Грипсхольм находится в 45 километрах от Стокгольма, около маленького городка Мариефред.

Во второй половине XIV в. Бу Юнссон Грип, «самый, по-видимому, богатый человек в шведской истории», построил здесь замок. Впоследствии он был подарен возникшему в Мариефреде картезианскому монастырю.

Вслед за конфискацией монастырского имущества Густав Ваза начал в 1537 г. сооружение нового замка, долго служившего ему основной резиденцией. Работами руководил немецкий военный инженер Генрих фон Цёллен (Коллен).

Замок стоит на берегу озера Меларен, на полуострове, отделённом каналом. Как снаружи, так и внутри, со стороны двора, напоминает шестиугольник, хотя ещё и лишённый ренессансной чёткости. Своего рода опорными точками являются четыре башни. Они неодинакового диаметра, не совпадают и по высоте. Самая высокая, с уступчатым объёмом, поставлена с запада. По изображению на флюгере она именуется Гриф-башней.

Покрытия башен, хотя они вполне соответствуют первоначальным, напоминают купола. Здесь форма опять- таки варьируется: полусферическая с завершением- беседкой (Гриф-башня), динамично-упругая (северная), пологая (Театральная).

По периметру двора  идут жилые корпуса. Между северной и восточной, а также северной и западной башнями корпуса выступают углом наружу и прорезаны окнами, придавая всему зданию вид не только крепости, но и дворца. Это усиливается довольно прихотливыми щипцами с чердачными окнами. Однако башни оформлены довольно скупо: кроме карнизов, только на одной-двух пояса мелких арочек вроде романских.

При наследниках Вазы к замку с запада примкнул неправильных очертаний большой внешний двор. Детали его корпусов, включая щипцы-аттики, наряднее, чем на самом замке, но соседствуют с суровой каменной кладкой низа стен.

Тогда же была окончена отделка интерьеров. Ярче всего она представлена залом герцога Карла (будущего короля Карла IX) в южной башне. Стены над лавками обшиты расписными деревянными панелями, на которых — пилястры, арки и карнизы.

Эти ренессансные элементы сочетаются с покрывающей своды живописью — растительными узорами в характере шведского средневековья, для которого, что мы встречали в церквах, типично обилие мелких орнаментальных мотивов. В других жилых покоях интересен потолок с восьмиугольной звездой и расходящимися от неё лучами. Он также украшен дробным растительным орнаментом.

Барочных интерьеров в Грипсхольме нет, зато он вобрал в себя эпоху Густава Ш. При нём архитектор Ф. Кронштедт пристроил крыло, так называемый Кавалерский флигель, а интерьеры второго этажа замка были существенно переоформлены. К собственно королевским апартаментам примыкают комнаты королевы Софии Магдалены и сестры короля Софии Альбертины. Из последних выделяется спальня, чьи стены обиты шёлковой китайской ярко-жёлтой тафтой с цветами. Эта же ткань использована и на большой кровати золочёного дерева, а занавески — из тафты жёлто-белого цвета, чем достигается полная красочная гармония.

Для этого же короля Э. Пальмштедтом в восточной башне был в 1781 г. устроен театр. Вернувшийся незадолго до этого из годичного обучения во Франции и Италии Пальмштедт не мог не знать театр Олимпико Палладио. Ему была известна и актуальная тогда проблема объединения глубокой перспективной сцены эпохи барокко с античного типа полукруглой аудиторией.

Примыкающие к башне помещения крыла королевы позволили придать сцене необходимую глубину и даже добавить позади две костюмерные. Сама же круглая башня хорошо подошла для зрительного зала. Партер на пять рядов замкнут полукружием великолепной ионической колоннады с гирляндами и масками во фризе. Нехватка места заставила поставить полуколонны, однако благодаря заполняющим промежутки зеркалам с подвешенными к ним люстрами достигается иллюзия свободно стоящих колонн.

Над скамьями партера — королевская ложа, имелись также ложи для свиты и иностранных послов. Перекрытие в виде полукупола кессонировано и украшено позолоченными розетками. Проскений фланкирует статуи Талии и Мельпомены работы Сергеля. Сохранились занавес и декорация первого акта пьесы Густава III «Королева Кристина», выполненные Л.-Ж. Депре.

В XIX в. Грипсхольм вызывал у шведов сильные патриотические чувства и стал считаться национальным памятником. В дополнение к уже находившемуся в нём туда свозились произведения искусства. На исходе столетия замок был реставрирован архитектором Фредриком Лилльеквистом. Итог его работ вызвал у знатоков некоторый скептицизм и упрёки, будто он сделал Грипсхольм более старым, чем тот на самом деле.

Грипсхольм послужил едва ли не главным источником архитектуры национального романтизма в Швеции.

Ещё в 1822 г. здесь разместили Национальную портретную галерею. Обширнейшая экспозиция портретов шведских знаменитостей ежегодно пополняется новыми.

Замок Грипсхольм
Замок Грипсхольм