В 1766 г., после своей свадьбы, принц Густав и Софья Магдалена взяли в аренду небольшую усадьбу за северной чертой Стокгольма — Хагу (Haga). В год вступления Густава на престол (1771) она стала собственностью нового короля.

Будучи в Париже, Густав III проникся идеями Руссо. Ему хотелось временами жить на лоне природы, но близко к Стокгольму. Для этого как нельзя лучше подходила Хага (Haga) с её прекрасным лесистым ландшафтом, холмами и заливом.

На первых порах король довольствовался маленьким деревянным домом, в некоторых источниках именуемым Корпусом лоджий. Но когда в 1780 г. вернулся из обучения в Англии молодой архитектор Ф. М. Пипер, ему было поручено преобразовать эту территорию в поэтический английский парк с извилистыми дорожками, живописными группами деревьев вокруг обширных лужаек у воды. Пипер получил заказ и на новый усадебный дом под названием Casino.

Поездка Густава в Италию изменила и намного расширила его намерения относительно Хаги, Присоединение к ней в 1785 г. соседнего Брахелунда увеличило территорию более чем вдвое. Вместо уголка для частной жизни король задумал обширную резиденцию с дворцом. А поскольку во дворце предполагалось разместить античные коллекции, его архитектура должна была стать холодновато-строгой и даже в меру парадной. Впрочем, это не повлияло бы на парк, по духу всё такой же лиричный, только с большим числом всевозможных построек.

Участие Пипера в создании павильонов ограничилось Турецким киоском. В основном ими занимался Депре. В 1787-1788 гг. он возвёл кордегардии — Турецкие шатры, деревянные конструкции которых покрыты медью. Один крупных размеров, с тремя входами в подобиях ризалитов, из коих центральный образует полуротонду. Друтой, меньший, похож скорее на палатку. Несмотря на весьма экзотическую внешность, оба окрашены в цвета шведского национального флага: синий и жёлтый. На острове к югу от парка стоит восьмиугольная Китайская беседка — также произведение Депре.

Корпус лоджий, где сначала останавливался Густав, приезжая в Хагу (Haga Slott), был в 1787-1789 гг. перестроен О. Темпельманом в Королевский павильон. Центр, по- видимому, надстроили, а боковые части получили лёгкую расшивку рустом и высокие арочные окна, начинающиеся почти от земли. При крайней сдержанности фасадного декора — только замковые камни с львиными масками и несложный фриз — акцент явно сделан на торцах павильона. Между угловыми выступами вставлена красивейшая композиция со средней аркой, отделённой от боковых проёмов, прямоугольных и более низких, парными дорическими колоннами. Вместе с колоннами по краям получается увеличенный «мотив Палладио».

Колонны из жёлто-белого мрамора. Лепнина, в которой просматриваются сосуды с тремя коронами и женские фигуры, держащие венки, объединена с очень большими по тем временам плоскостями остеклений. Последнее не случайно, ибо для декоратора Л. Марелье главной целью было наполнить крайнее помещение — Зеркальный салон — светом и воздухом, максимально раскрыть в парк, к воде. Результатом явился один из самых чудных шведских дворцовых интерьеров50. Остальные комнаты оформлены к стилю Людовика XVI (спальня, библиотека).

Летней столовой при павильоне служил Salon de Trellage, он же Храм Эхо (1790; арх. К. Гьёрвелл), Деревянная овальная постройка стоит на пригорке.

В отличие от шатров-кордегардий и беседки, отразивших увлечение Востоком, она строго классицистична. Арочные проёмы разделены парными дорическими колоннами с антаблементом. Любопытно, что колонны квадратные.

Каким превосходным в архитектурном отношении ни являлся Королевский павильон, он занял бы подчинённое положение. Работы в Хаге должны были увенчаться вышеупомянутым дворцом. Проекты Пипера Густав отклонил. Не устроило его и уже заложенное в 1786 г. по проекту Темпельмана, который подражал вилле Ротонда Палладио. Темпельману предложили заниматься Королевским павильоном, а заказ на дворец перешёл к Депре.

Если у короля «аппетит приходил во время еды» и задуманный им дворец всё увеличивался, то это происходило и с его любимым архитектором. Поначалу Депре намеревался запроектированное Темпельманом использовать как центральное ядро. В основе это было бы подобие музея Пио-Климентино в Ватикане со статуями девяти муз вокруг стен и Аполлоном посередине. Введённые Депребоковые крылья предназначались под картинные галереи. Судя по модели, здание со всех четырёх сторон было бы обставлено коринфскими колоннадами с фронтонами по центру и на торцах. Переднему фасаду предшествовали бы два обелиска.

Однако архитектор на этом не остановился. Он начал предлагать дальнейшие расширения: монументальную лестницу с северной стороны и дополнительные крылья, создававшие площадь. В дополнение к обелискам у дворца Депре наметил ещё два: первый, на арке и со скульптурой Сергеля — ближе к Королевскому павильону, другой — на возвышенности противоположного берега.

К моменту гибели короля были возведены лишь дворцовые подвалы  и обелиск за заливом. Остальному не суждено было осуществиться. Да и из созданного Густавом что-то впоследствии исчезло.

Королевскийпавильонреставрировалсяв 1938-1947 гг., туда вернули и большую часть изначальной обстановки. Ныне Хага (Haga) является частью первого в мире Национального городского парка, учреждённого в Стокгольме правительством Швеции в 1996 г.

Haga Slott