Великий князь Владимир Александрович (1847—1909), сын Александра II, имел сложную репутацию. Он слыл знатоком живописи, сам хорошо рисовал, был покровителем творческих личностей, особенно художников (помогал им, причем часто из своего кармана, а не государственного), интересовался балетом и способствовал его развитию, первым финансировал заграничные балетные турне труппы С.П. Дягилева (1872—1929), много читал, почти профессионально играл на рояле. Он выполнял обязанности Президента Академии художеств, был председателем Комитета по созданию собора Воскресения Христова (Спас на Крови), занимал пост главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа (1884— 1905), был членом Государственного совета. Он болезненно завидовал своему брату Александру III, потом следующему императору — своему племяннику Николаю II.

Женой Владимира Александровича была (с 1874 г.) великая княгиня Мария Павловна-старшая, герцогиня Мекленбург-Шверинская (Михень, 1854—1920 гг.), только к старости и только в корыстных целях сменившая (1909) лютеранство на Православие, склонная к интригам, сплетням, формированию группировок при дворе. Они оба были умны, аристократичны, ненасытно честолюбивы. Роскошью своей жизни, поведением давали понять, что тон в придворном блеске задают именно они, больше подходящие пароль первой пары в государстве. Они с расходами не считались, любили шикарно жить, кутить, давали балы, чуть ли не такие, как в Зимнем дворце.

Они старались сделать свои балы «с изюминкой», отличительными. Например, однажды просили гостей прибыть на их бал в современных туалетах, но со старинными прическами. В 1882 г. устроили костюмированный бал, где гостям надлежало быть в нарядах бояр времен первых Романовых или в нарядах эпохи императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II. (Только в 1903 г. в Зимнем дворце удалось организовать похожий императорский костюмированный бал в исторических костюмах.).

Великие князья Алексей и Владимир Александровичи
Великие князья Алексей и Владимир Александровичи

Великий князь Владимир Александрович
Великий князь Владимир Александрович

Они каждый год на много месяцев уезжали без всякой нужды в затратные заграничные поездки. За границей они обставляли свою жизнь по-царски, вели себя вызывающе, подчеркивали свою особую значимость и способность быть лучшей и главной супружеской парой в русском государстве, достойной царского статуса. На многие месяцы Владимир Александрович забывал о своих служебных военных обязанностях, что способствовало росту беспорядков в войсках гвардии, в Петербургском военном округе, облегчало условия для казнокрадства, воровства. При этом Владимир Александрович и его жена делали критические замечания о царе и царице и даже злословили на их счету в Петербурге они в этом плане особенно давали себе волю, прежде всего на приемах, вечерах, балах в своем дворце. В Петербурге их дворец был центром сбора слухов и критики действий правивших императоров (вначале Александра III, потом Николая II).

Мария Павловна-старшая при поддержке мужа с начала 1900-х годов возглавила образовавшуюся в свете группировку у резко критиковавшую молодую императрицу Александру Федоровну и дававшую понять о неспособности Николая II дельно управлять страной. Супружеская чета еще более озлобилась на Николая II, когда он приказал снять с должности Владимира Александровича, который приказал 9 января 1905 г. расстрелять мирную демонстрацию в Петербурге (Кровавое воскресенье). Они тратили слишком большие деньги на свои развлечения и удовольствия, неудивительно, что у них появлялись долги. Владимир Александрович имел множество романов с молодыми красивыми женщинами, хотел получить внимание и балерины М.Ф. Кшесинской, хотя знал, что несколько Романовых являлись ее любовниками, в том числе и его сын Андрей. Свои долги Владимир Александрович покрывал разными способами, в том числе спорными.

Владимира Александровича и его жены стало престижным и выгодным назначение Владимира Александровича, президента Академии художеств, председателем Комиссии (с 1883 г.) по сооружению собора Воскресения Христова (Спас на Крови) на месте убийства его отца. Деньги на его постройку собирали по всей стране. Со временем стало известно, что эта великокняжеская чета была не вполне чиста на руку, якобы присваивала себе часть денег, стекавшихся на увековечивание памяти Александра II. Когда дело дошло до суда, были представлены записки жены этого великого князя с требованием о выдаче разных сумм из собранных денег; были и другие улики, но дело смогли закрыть. Ведь в России для власть имущих были особые правила неприкосновенности их личности и свободы. Хотя слухи, разговоры, газеты поначалу много твердили об их проступках и все возмущались, а когда никого серьезно не наказывали, то о проступках и жульничествах знатных лиц постепенно забывали; обыватели твердили, что безнаказанно воровать в России могут только влиятельные, богатые приближенные к царю и правительству люди. В возрасте 62 лет Владимир Александрович умер.

Его взрослые дети, как он, не стремились быть компетентными помощниками Николаю II, ощутимые силы тратили на решение личных задач. Его первый сын Александр (1875—1877) умер в детстве. Второй сын Кирилл (1876—1938) женился в 1905г. на бросившей своего первого мужа (брата императрицы Александры Федоровны — великого герцога Гессен-Дормштадтского Эрнеста) его двоюродной сестре Виктории Федоровне Шлите (1876—1936), за это он был выслан из России, их брак поначалу не был признан в России, но в 1907 г. их простили. Третий сын Борис (1877—1943) открыто жил с любовницей, а в 1919 г. женился на дочери генерала, Зинаиде Сергеевне Раневской (1898—1963), чем пренебрег традицией Дома Романовых жениться на равных по происхождению. Четвертый сын Андрей (1879—1956) с 1894 г. поддерживал любовную связь с примой-балериной Мариинского театра Матильдой Кшесинской (1872—1971), которая утверждала, что родила от него сына Владимира (1902—1974 гг., он почему-то был очень похож на Николая II); великий князь Андрей Владимирович и Кшесинская эмигрировали, в 1921г. они официально стали мужем и женой.