Наравне с различными тенденциями в архитектуре первой четверти XX в. стали проявляться ростки рационалистической архитектуры, или строгого модерна. Прежней декоративности модерна и неорусского стиля противопоставляется сочетание обобщенных объемов фасада с правильными геометрическими членениями.

Проявилось стремление привести в соответствие отдельные архитектурные элементы: эркеры, балконы, кровли ит. д., к композиционному назначению здания и его форме. Облик зданий стал лаконичнее, исчезли причудливые формы декора и пластики фасадов, ритм окон стал проще и единообразнее, цветовая гамма спокойнее.

В зданиях строгого модерна начинает присутствовать в значительной степени единство пространственного решения с планом, фасадами и интерьерами. Постепенно архитекторы начинают отказываться от излишней декоративности в поисках новой целесообразности конструктивных форм и новых возможностей таких материалов, как железобетон и стекло.

Ф. в своем проекте торгового дома Кузнецова (Дома фарфора) на Мясницкой применяет трехъярусные окна-арки, разделив их пилястры с рельефами масок бога торговли Меркурия, тем самым зрительно объединяя два этажа и создавая иллюзию огромных окон (1899-1903). В том же стиле по его проектам строятся московский доходный дом Строгановского училища на Мясницкой.

Переход к строгому рационалистическому модерну, где почти полностью исчезает декор, демонстрируют следующие здания Ф. Шехтеля: доходный дом Шамшина в Москве (1910), здание Московского дома купечества (1909), здание типографии «Утро России» на Страстном бульваре, а также дома Северного страхового общества у Ильинских ворот архитектора М. М. Перетятковича и инженера И. И. Рерберга, Петербургский пассаж на Литейном проспекте архитектора Н. В. Васильева, доходный дом Купермана в Санкт-Петербурге (1910-1913) архитектора А. Л. Лишневского.

Строгий , как называли эту архитектуру современники, освободившийся от декоративных деталей и значительно приблизившийся к требованиям современности, во многом был связан уже со следующей стадией развития архитектуры. Можно даже говорить об этом направлении не только как о рационалистическом этапе модерна, но и как о раннем этапе становления функционализма.

Модернизм в европейской, американской и советской архитектуре

Подготовив почву для новых взглядов на архитектурные формы, модерн уступил место более масштабным и практичным конструкциям, обеспечив переход к следующему современному течению — модернизму59. Новый виток развития архитектуры породил европейский рационализм и функционализм 1920-1930-х гг. (движение «баухауз» в Германии), параллельно развивающимся в Советской России конструктивизму и рационализму, а также множество других направлений: ар-деко, экспрессионизм, интернациональный стиль, брутализм, органическая и др.

 Так определил этот период «много- стилья» А. В. Иконников60: «Сам термин „стиль“, служащий инструментом классификации исторического материала, в применении к архитектуре XX в. получил некую амбивалентность (более корректно говорить о динамичных творческих направлениях, не застывающих в качественной завершенности)».

Основными идеологами модернизма, определившими направления его развития, стали такие архитекторы, как: Фрэнк Ллойд , Вальтер , Рихард Нойтра, Людвиг Мне ван дер Роэ, , Алвар , Оскар Нимейер, Якобс Йоханнес Ауд, а также многие другие архитекторы по всему миру.

В западной искусствоведческой литературе новое движение в архитектуре и искусстве с 1863 г. принято называть термином «modern» (от итал. modemismo — современное течение; от лат. modernus — современный, недавний. В него включают такие направления, как модерн, экспрессионизм, импрессионизм, символизм, фовизм, кубизм, футуризм и т. д. В отечественной искусствоведческой школе принято разделять направления модерн и следующее за ним модернизм.