Вследствие расширений знаний в области археологии (расшифровка Ж.-Ф. Шампольоном египетских иероглифов), географии (открытие японских границ в середине XIX в., колонизирование Африки, Америки и Азии) и развития науки в целом с середины XIX в. происходит тенденция увлечением искусством и архитектурными традициями разных эпох и стран.

Архитекторы обращаются к прототипам прошлого, выбирая формы из арсенала стилей разных эпох, утверждая так называемый стиль историзма в архитектуре. Опыт застройки городов ансамблями в едином стиле утрачивается и сменяется смешанной застройкой. На одной улице появляются здания разнообразных стилей: неоренессанс, необарокко, неорококо, неоготика, неомавританский стиль. В Европе преобладает неовизантийский стиль. В России наравне с неовизантийским появляются также псевдорусский и неорусский стили.

Иногда в одном здании переплетаются элементы разных стилей на совершенно разной основе, создавая неповторимый «коктейль», то есть «смешение» разнородных стилей, что в переводе на древнегреческий звучит как «эклектика».

Развитие техники и технологий строительства также требовало новых идей и подходов, архитекторам было трудно связать достижения технического прогресса с новыми строительными решениями и архитектурными образами. Традиционные формы архитектуры перестали отвечать современным требованиям к возведению появившихся новых типов зданий: банков, доходных домов, различных контор, вокзалов и др., начались поиски подходящих вариантов из уже существующих стилей, которые привели к сложным, многосоставным архитектурным образам.

Постепенно в строительстве появились клише использования различных стилей при строительстве определенных общественных зданий, например формы Ренессанса, и классицизма наиболее часто применялись при возведении частных домов и дворцов, а также в театрах, например: театр Гранд-опера в Париже, оперные театры в Вене и Будапеште, Праге и Дрездене. В духе барокко возводятся театры и в России: во Львове и Одессе. Их роднит сильная декоративность с элементами ордера, пилястрами и порталами, лепниной и мелкой пластикой.

Ведущей державой по экономическому и промышленному подъему, а также законодательницей моды и стиля становится Великобритания. Обладательница многочисленных колоний в Азии, Африке и Америке, британская империя получила доступ к культурному наследию населявших их народов.

Первый период эклектики в Англии в 1840-е гг. начался с развития археологии, что привело к повышенному интересу к наследию прошлого. Стали развиваться неостили прошлых времен: греческий, романский, тюдоровский, елизаветинский, а также вошли в моду стили экзотических для европейцев стран: государств Африки, Индии, Китая. Иногда мотивы разных стилей смешивались в одной постройке, что приводило к причудливому неоднозначному результату.

Поиски новой стилистики совпадают с правлением королевы Виктории (1840-1900), в честь которой стиль назван «викторианским».

Ярким примером стал проект Вестминстерского дворца (1840— 1857) в Лондоне на берегу Темзы, построенного в духе средневековой английской готики XVI в. архитектором Чарльзом Бэрри и Огастесом У. Н. Пьюджином для проведения заседаний английского парламента и реконструированного после пожара. От средневековой резиденции английских королей остались только Вестминстерский зал приемов и Башня драгоценностей.

В состав комплекса вошла башня Виктория и часовая башня Биг-Бен, всего протяженность комплекса составила 4 км со множеством внутренних дворов и корпусов. От готики его отличает отсутствие явной устремленности вверх, однако присутствуют внешние готические атрибуты: элементы стрельчатых арок, вимперги и краббы. Асимметричность башен разной высоты придают ему эклектичную новизну.

Парламент в Будапеште в Венгрии, И. Штайн, строившийся с 1885 по 1904 г. на набережной Дуная, также попал под влияние готики, вобрав черты Вестминстерского аббатства и парижской эклектики, что нашло свое отражение в ренессансных куполах, высоких башенках и скатных трапециевидных крышах.

В 1860-1870-е гг. английская готика приобрела особенную популярность и получила название «стиль королевы Анны». Для него характерно использование множества деталей как на фасадах зданий, так и внутри интерьеров.

Появилось большое количество домов с ассиметричными фасадами, консолями, портиками, эркерами и другими излишествами в Манчестере и пригородах в Англии, а также в Сан-Франциско в Америке. Интерьер этих домов был на редкость пестрым и насыщенным, с тяжелой мебелью и тканевыми портьерами, с многочисленными архитектурно-дизайнерскими элементами и предметами декора.

В архитектуре США второй половины XIX в. эклектика разделилась на два направления: Средневековья (готика и романский стиль) и классические направления (Античность и эпоха Возрождения). Одним из ярких примеров стала церковь Пресвятой Троицы в Бостоне архитектора Генри Ричардсона (1872-1877) в неороманском стиле из гранита и песчаника, впоследствии этот стиль стали называть его именем (Richardsonian Romanesque).

Во второй половине XIX в. появляются тиражированные машинами предметы роскоши, что сделало их более доступными для покупателей. Однако в творческих кругах появились противники использования промышленного производства в пользу ручного труда и развития ремесленничества. Так появилось движение «Искусства и ремесла», лидерами которого стали Джон Уильям Морис и Джон Рескин.

Предпочтение в декоре отдавалось незамысловатым растительным и анималистическим мотивам. При проектировании жилища отталкивались от организации простого быта, проповедуя метод «изнутри — наружу», выявляя внешний облик здания через его внутреннее содержание и дизайн. Так, в 1859 г. в средневековом стиле был построен Красный дом по проекту Уильяма Морриса и Филиппа Уэбба, в интерьере которого преобладали декоративные мотивы.

Объемно-планировочное решение определялось рациональными соображениями удобства и красоты, что объясняет разнообъемность частей дома, разные по форме и размерам окна и отсутствие главного фасада. Они стали отказываться от обязательной симметрии в сторону декоративности, что послужило предпосылками для формирования нового стиля — .