Новые веяния во взглядах общества привели к ретроспективиз- му и стремлению приблизиться к европейским образцам архитектуры, что приветствовалось современниками и воспринималось как позитивные тенденции в сторону «продвинутого» Запада. Использование элементов исторических стилей: ренессансного, готического, мавританского и барочного, рассматривалось как возможность свободного выбора из нескольких вариантов архитектурных стилей прошлого в противовес устоявшимся строгим канонам классицизма.

В новых архитектурных формах читался дух романтизма и индивидуальности, что не могло не понравиться зарождавшемуся классу торговой буржуазии и его стремлению подчеркнуть свою индивидуальность и преуспевание в делах. Исследование памятников архитектуры прошлого и умение интерпретировать их в угоду современности было признаком просвещения и широты взглядов.

В строительстве складываются новые архетипы зданий, приобретает новые функции, в зависимости от которых и подбираются стилевые воплощения сооружений. Наиболее ярко это проявилось в работах М. Д. Быковского и А. И. Штакеншнейдера в Петербурге и Москве.

Будучи идеологом историзма, Михаил Доримедонтович (1801-1885) считал, что архитектура может базироваться не только на ордерной классической системе, ибо «Христианин и язычник, Грек и Скиф не могли иметь одинаковое понятие о вещах».

Однако его идеи «русской архитектуры» отличались от тоновской идеологии славянофильства, «обладая широтой художественных взглядов, стремился к выразительности зодчества, интерпретируя западноевропейскую архитектуру предшествующих периодов, и считал главным соответствие архитектуры назначению сооружений».

В 1839 г. возводится здание Купеческой биржи, с открытыми проходами под арочными конструкциями и террасой, выходящей на улицу, в стиле позднего классицизма (или ранней эклектики).

В те же годы по проекту архитектора строится Голицынская галерея на Кузнецком мосту — первый пассаж в России, представлявший собой двухэтажное здание, крытое двухскатной стеклянной крышей с одной улицей-проходом, получившей название в современной архитектуре «молл», и двумя рядами магазинов по бокам.

В его главной постройке, усадьбе Марфино (1837-1839), проявились черты английской готической архитектуры, которые стали популярны при строительстве загородных усадеб. Ансамбль состоит из дворца с величественным порталом стрельчатых арок, галереи, моста и пристани.

Будучи приверженцем историзма, Андрей Иванович , русский с немецкими корнями, оставил множество построек в разных стилях, интерпретируя их в соответствии с новыми возможностями строительных технологий. Став привилегированным архитектором Его Величества Николая I, ему поручали строительство самых ответственных объектов — царских и великокняжеских дворцов (в Царском Селе, Петергофе, Новгороде, Москве, Таганроге и Крыму). Постройки Штакеншнёйдера объединяет вольная трактовка разных исторических стилей.

Дворец Белосельских-Белозерских в Санкт-Петербурге, построенный в 1846-1848 гг., архитектор перестраивает в стиле русского необарокко XVIII в. Архитектор не придерживался строго выбранного стиля, стараясь внести черты роскоши, — во дворце появляется широкая парадная лестница, мраморные камины, фигуры атлантов и кариатид, созданные скульптором Д. И. Иенсеном.

В 1857 г. Штакеншнейдер приступил к строительству большого Ново-Михайловского дворца, ради которого были выкуплены участки с другими постройками и снесены в угоду грандиозному плану. При строительстве применялись металлические огнестойкие стропила и балки. Дворец был оснащен по последнему слову строительной техники того времени. В нем имелся водопровод и отопление, а позже его электрифицировали.

В 1839-1845 гг. Штакеншнейдер приступил к постройке отдельного дворца для молодой четы, дочери Николая I и герцога Максими лиана Лейхтенбергского в Санкт-Петербурге, — Мариинского (в наше время— резиденция Законодательного собрания Санкт-Петербурга), ставшего важной частью ансамбля на Исаакиевской площади.

Несмотря на то, что фасад все еще был выполнен в классическом стиле, интерьеры были выполнены в разных стилях, в зависимости от их функционального предназначения. В интерьерах дворца архитектор также отошел от классической композиции помещений и ввел разностильные интерьеры. Здесь он впервые использовал пандусы вместо лестницы. Все прикрытия были выполнены из металла. После ансамбля интерьеров в Зимнем дворце по проекту Брюллова ансамбль Штакеншнейдера стал вторым по значимости и окончательно определил переход от классицизма к эклектике.

В стиле эклектики был построен и Николаевский дворец в 1861 г.

Одновременно архитектор возводит дворцово-парковый ансамбль «Сергиевка» под Петергофом в «помпейском стиле» с загородным дворцом Лейхтенбергских в барочных формах. При кажущейся сложности это был один из первых проектов, где план дворца был подчинен рельефу местности, что учитывалось и при компоновке помещений. Именно он задавал свободной планировке постройки. В том же парке в 1831-1834 гг. немецкий архитектор К. Ф. Шин- кель (1781-1841) возводит готическую капеллу, внесшую романтические нотки в художественный образ Петергофского парка.

В готической манере возводят свои постройки А. П. Брюллов, Н. Л. , А. Менелас и др. Но использование композиционного построения типа католических капелл было, скорее, редкостью, например церковь Петра и Павла в Парголове по проекту А. П. Брюллова (1831). Остальные архитекторы больше задумывались над эмоциональной выразительностью своих архитектурных образов, нежели чем над особенностями конструктивных схем построения зданий.

Для строительства лютеранской церкви Св. Петра (1832-1838) в Петербурге на Невском проспекте А. П. Брюллов выбрал псевдороманский стиль, так как он больше соответствовал духу протестантской веры как одного из наиболее старых течений в христианстве.

В 1850-1860-х гг. происходит повсеместный отказ от классических форм в пользу эклектики. При этом нередко не только фасад и интерьеры, но и каждое отдельное помещение выполнялись в различных стилях. В этот период соединяются новаторские идеи в строительных конструкциях с их воплощением в стилизованных архитектурных формах.

В Москве такого рода постройками являются построенные К. М. Быковским: здание Государственного банка на Неглинной и Зоологический музей; в Киеве — Оперный театр; в Минске — Драматический театр; в Варшаве, Баку, Риге, Ревеле, Вильно — многие жилые и общественные здания и др.

Одним из виднейших архитекторов, работавших в псевдоготическом стиле, был архитектор Н. Л. Бенуа, набиравшийся опыта, работая чертежником в мастерской у архитектора К. А. Тона. В 1847— 1854 гг. по его проекту был создан ансамбль Придворных конюшен в Петергофе, напоминавший образ средневековой английской крепости. В 1850 г. он становится главным архитектором в Петергофе.

Объемно-планировочное решение конюшенного комплекса было иное по сравнению с предыдущими аналогами. Имея форму каре, образованного четырьмя внутренними дворами, в местах соединения корпусов были расположены башни для наблюдений. В этом же стиле был возведен железнодорожный вокзал Новый Петергоф (1854— 1857).

В основу архитектурно-художественного образа вокзала была положена триумфальная арка с двумя проемами для рельсовой дороги и с крытыми железнодорожными перронами. Племянник архитектора А. Л. Бенуа, работавший в Туркестане под началом великого князя Николая Константиновича Романова, спроектировал для него дворец. Сосланный в Ташкент в ссылку, он занимался благоустройством города. В 1889-1890 гг. здание дворца было выстроено в романо-византийском стиле совместно с инженером В. С. Гейнцельманом.

Дворец представляет собой вытянутое двухэтажное здание с двумя крыльями, по силуэту напоминавшего двухглавого орла. Вид средневекового здания придает ему «романская» капитель с акантовыми листьями, плавные изгибы углов, двойные полуциркульные окна над главным входом и башенки-донжоны. Само здание облицовано обожженным серо-желтым кирпичом и декорировано ажурными решетками и окнами с «розетками» в полуциркульных арках.

Примером обращения к восточным национальным мотивам служит построенный им же дворец эмира Сейид-Абдул-аль-Ахад- Богодур-хана в г. Кагане (1890-е). В здании органично слились в единый архитектурно-художественный замысел мавританский стиль, ампир и . Фасады, обильно украшенные декоративной резьбой, многочисленные колонки и башенки с острыми куполами придают ему восточный колорит.

Со временем улицы Перербурга, Москвы и других крупных городов застраиваются домами с разностилевыми фасадами. У архитекторов появилась возможность выбора из разных вариантов исторических стилей в соответствии с пожеланиями заказчика. Появилось новое направление, так называемое стилизаторство (по-другому — ре- троспективизм). Постепенно устанавливаются свои закономерности применения стилей: сооружение банков, скорее в стиле Ренессанса, театры и дворцы— в стиле Ренессанса и барокко, культовые постройки — в стилизованном древнерусском стиле XVI и XVII вв.

В Петербурге на Дворцовой набережной был возведен дворец князя В. А. Романова (1874) в стиле флорентийского палаццо эпохи Возрождения, архитектора А. И. Резанова (1817-1887). Выполнить интерьеры замка поручили начинающему архитектору М. Е. Месма- херу (1842-1906), работавшему в разных архитектурных стилях, позже (в 1870-1880-х гг.) он принял участие в комплексной застройке на Адмиралтейской набережной.

А в 1885-1888 гг. архитектору доверили строительство дворца великого князя Михаила Михайловича. Трехэтажное здание в ренессансном стиле с рустовкой из розового песчаника со сдвоенными колоннами и пилястрами, с элементами барокко завершается балюстрадой.

Не настолько сдержанно, но не менее торжественно было возведено здание музея Училища Штиглица. Ренессансно-барочный фасад украсили фронтон и фриз с горельефами А. Г. Баумана. Архитектору удалось создать новый тип музейного здания с симметричной планировкой. Для освещения помещений архитектор спроектировал двойной стеклянный купол на огнеупорных стропильных фермах, который резко контрастирует с исторической окружающей застройкой.