Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 г. коренным образом поменяла установки, цели и задачи архитектуры. Переворот в политической и социальной жизни общества изменил взгляд на искусство и культуру всей страны, задав новый импульс творческим направлениям во всех сферах социально-культурной жизни общества.

В послереволюционный период ощущался всеобщий подъем людей, объединенных одной целью. Менялись идеалы и ценности в обществе, влияющие на мировоззрение людей, общественный и политический строй, отношение к труду и к идее коллективизма. Отмена частной собственности на землю способствовала появлению рабочих коллективов и коммун, создала социальные предпосылки для разработки новых функциональных типов зданий.

Появился социальный заказ на массовые застройки новых городов и поселков, объектов социального строительства. Рост новых технологий в строительном производстве и появление новых технических средств строительства, связанных с применением большепролетных железобетонных конструкций, индустриальных методов строительства, сплошного (ленточного) остекления фасадов и т. д., привели к появлению такого феномена, как производственное искусство.

На первый план в архитектуре выдвигались «индустриальные» мотивы, где техническому прогрессу придавалось романтическое истолкование в качестве символа нового развивающегося социалистического строя под девизом:

«Весь Мир насилья мы /разрушим /До основанья, а затем /

Мы наш, мы новый Мир/построим…».

У искусства, в том числе и у архитектуры, появилось новое значение — идеологическое. Городская среда должна была превратиться в идеологическое оружие, способное формировать положительный образ нового социально-политического строя Советской страны. Произведения искусства и архитектуры были призваны олицетворять величие революционных достижений, становясь символами эпохи. В трудные для людей послереволюционные годы искусство стало частью плана по агитации и пропаганде В. И. Ленина, оно должно было организовывать массы для строительства новой жизни.

Своеобразным символом — знаком нарождающихся перемен в искусстве стал проект памятника III Интернационалу, созданный в 1919 г. В. Татлиным. Выполненное в виде спиралевидной наклоненной башни высотой 400 м строение отличалось динамикой конструктивного каркаса и встроенных в него контрастных форм: пирамиды, куба и цилиндра, в которых располагались рабочие помещения. Встроенные объемы вращались: куб — один раз в год, пирамида — в месяц, цилиндр — в день, то есть башня стала первым кинетических объектом в стране.

В военный период (1917-1922), не имея возможности воплощать свои идеи в жизнь, развитие архитектурной мысли шло в основном в рамках бумажного эскизирования, формируя новые экспериментальные идеи на бумаге, иногда утопического характера, которые в значительной степени повлияли на дальнейшее становление советских архитекторов и остались в истории архитектуры под термином (названием) «бумажной архитектуры».

Большое влияние на обновление формального языка архитектуры оказали искания художников в разных направлениях авангарда: примитивизм, футуризм, супрематизм, кубофутуризм и т. д.

Идеи Нового времени отстаивались в творческом объединении ЛЕФ («Левый фронт искусств»), существовавшем в 1922-1928 гг. На страницах журнала этого объединения публиковались работы ведущих деятелей «левого» искусства, в том чише и динамические города

А.Лавинского, пространственные конструкции и динамические системы А. Родченко, к ним присоединились рационалистические «проуны» Л. Лисицкого, архитектурные фантазии Я. Чернихова, «ар- хитектоны» К. Малевича, каркасные строения В. Кринского, шарообразные формы Л. Леонидова.

Их творчество объединяли идеи обустройства «форм нового быта». Взаимодействие архитектуры и «левого» изобразительного искусства происходило в стенах новообразованных институтов художественной культуры: ГИНХУКа в Ленинграде и ИНХУКа в Москве в 1920 г, в которых работали такие видные деятели искусства начала советского периода, как К. С. Малевич,

B. Е. Татлин, М. В. Матюшин, Н. Н. Пунин, И. Е. Чашник, Л. М. Хи- декель. В те же годы складываются Высшие художественно-технические мастерские ВХУТЕМАС, преобразованный в 1927-1930 гг. в институт ВХУТЕИН, в который вошли факультеты по производственным, архитектурным и художественным направлениям. Среди руководителей и преподавателей мастерских были И. Жолтовский,

A. , И. Рыльский, А. Родченко, А. Мухин, М. Бартц и др.

Именно в вузах формировалась творческая направленность будущего советского искусства. Основной деятельностью институтов стали исследования в области взаимодействия человека и произведений искусства и архитектуры, а также работа по выявлению новых подходов к проектированию в целом и новых методик преподавания.

Преодолев сложный этап первого десятилетия существования нового строя, в стране появилась некая экономическая и социальная стабильность, что сделало возможным воплотить в жизнь некоторые архитектурно-художественные искания.

Стали появляться профессиональные союзы, объединенные общей концепцией экспериментальных поисков в области строительства и архитектуры, в которых вырабатывались новые подходы и критерии стиля советской архитектуры.

На передний план выдвинулись два основных направления: рационализм и .