Вскоре после смерти И. В. Сталина на Всесоюзном совещании строителей в 1955 г. «сталинская» с ее «украшательствами и излишествами» подверглась жесткой критике. Так было положено начало строительству «голых» зданий без всякого декора.

Время хрущевской «оттепели» (1950-1960-е гг.) освободило архитектуру от подчинения идеологии и покончило с культурной изоляцией России. Была предложена новая утопическая идея — построение коммунизма в СССР к 1980 г.

Экономика страны еще не успела восстановиться в полной мере от послевоенной разрухи. Одной из основных нерешенных проблем оставалась нехватка зданий жилого фонда. Н. С. Хрущев призвал максимально удешевить жилищное строительство, используя индустриальное производство железобетонных строительных конструкций. На смену сталинской помпезности пришла экономичная и функциональная типовая архитектура.

Начался процесс «встраивания» советской архитектуры в общемировой модернизм. Формы минимализма и функционализма отчасти синтезируются с монументальным искусством, являясь результатом поиска новых форм архитектурной выразительности — железобетонных оболочек, вантовых конструкций и т. д.

Эталоном становятся самые крайние модернистские формы: параллепипеды со сплошным ритмом ленточного остекления, отделанные алюминием, прямолинейность и аскетизм образа. Все достижения советских архитекторов и строителей за последние десятилетия были забыты в угоду экономической эффективности, осуществлявшейся за счет уменьшения жилой площади, ухудшения качества внутренней и внешней отделки.

В 1957 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о развитии жилищного строительства в стране, положившее начало массовой панельной застройке по всей стране, получившей в народе название «хрущевки» и определившей унылый «коробочный» пейзаж на многие десятилетия вперед.

Для этих целей в стране создается сеть мощных домостроительных комбинатов. В городах и поселках страны появляются дома из сборных железобетонных конструкций, технология возведения которых позволила значительно увеличить объемы и сроки строительства. Индустриализация в первую очередь коснулась жилищного строительства. За образец было решено взять кварталы французского функционализма.

Так в Москве появились знаменитые Черемушки как образчик новой жилой среды. Началась застройка других городов и районов крупными жилыми массивами. Использовался принцип композиционной группировки жилых зданий вокруг общественных и культурно-бытовых учреждений в озелененном микрорайоне. Отделка пятиэтажек предельно скромна, а метраж квартир сжат до минимума, от какого-либо архитектурного образа отказались вовсе.

При массовой комплексной застройке «спальных» районов широко использовались типовые проекты школ, детских садов, домов культуры, кинотеатров, театров, поликлиник, магазинов. Архитектурно-планировочные решения обезличенных районов были клонированы по всем городам России.

Практически повсеместное использование типового проектирования привело к монотонности городского ландшафта и частичному разрушению сложившегося исторического контекста городов. Началась постконструктивистская эпоха. В погоне за бюджетной эффективностью в 1963 г. была распущена Академия строительства и архитектуры СССР с обвинениями в адрес архитекторов, допускающих применение излишеств в своих проектах.

 В основу градостроительства была положена программа плановой системы хозяйствования. Одновременно закреплялась и система отношений в отрасли, подчинявшая архитектора технологу и чиновнику. Отсутствие централизованного начала в проектировании привело к появлению в 1960-х гг. объектов, неоднозначно оцененных критиками.

Так, в самом центре Москвы, на Красной площади, появился Государственный Кремлевский дворец съездов (арх. М. В. Посохни), совершенно не вписывающийся в Кремлевский ансамбль, рядом с ним была воздвигнута гостиница «Россия» (арх. Д. Н. Чечулин и др., снесена в 2006 г.), также, по мнению многих, не украсившая вид Москворецкой набережной.

Произошел переход строительства на индустриальную основу, что обозначало эру унификации планировочных решений, стандартизацию строительных конструкций с одновременным поиском новых архитектурно-художественных форм в проектировании общественных зданий. Начали создаваться новые крупные общественные сооружения с индивидуальным архитектурным образом, сыгравшие важную роль в становлении новых, современных типов зданий.

Среди них кинотеатр «Россия» (арх. Ю. Шевердяев, Д. Солопов, Э. Таджикская), Московский дворец пионеров на Ленинских горах (арх. В. Егерев и др.), здание Останкинской телебашни (гл. конструктор Н. Никитин) и др. (см. цв. вкл., ил. 80).

Одним из самых значительных ансамблей в Москве стал проспект Калинина (арх. М. В. Посохни и др.), где единому художественному замыслу было подчинено не только общее направление пространственной структуры, но и детали благоустройства среды, включая рекламу и вывески.

Со стороны Новоарбатского моста открывался вид на здание Совета экономической взаимопомощи (арх. М. В. Посохни, А. А. Мндоянц, В. А. Свирский), напоминающее громадную раскрытую книгу. Было предложено интересное техническое решение использования трехслойных панелей с обшивками из асбоцемента и средним теплоизоляционным слоем из феноло-формальдегидного пенопласта в качестве ограждающих конструкций. В дальнейшем использование пенопластов нашло широкое применение в строительных целях. Следующие за ним три административных здания, расположенные вдоль проспекта, поддерживают образ книги.

Параллельно в СССР развивается архитектура союзных республик. Одним из знаковых проектов для нашей страны стал международный пионерский лагерь «Новый Артек» в Крыму (арх. А. Полянский, В. Белов, Д. Витухин и др., 1960-1963 гг.), объединивший шесть пионерских и молодежных лагерей, расположенных вдоль береговой линии Черного моря.

В 1960-1961 гг. построена и открыта для движения Московская кольцевая автомобильная дорога (109 км). Это бессветофорная магистраль непрерывного движения вокруг Москвы с разделенной проезжей частью с десятками мостов и путепроводами, с парковками, мотелями, АЗС и постами госавтоинспекции.

Характеристики магистрали приближались к международным стандартам. Одновременно с этим МКАД стала новой границей города Москвы. Чуть позже, в конце 1960-х гг., в жилищном строительстве на смену «хрущевкам» пришли более комфортные «брежневки». Эти дома также выполнялись в стиле функционализма, однако имели более разнообразные формы: односекционные крупноблочные здания башенного типа, удлиненные многосекционные, переменной этажности и даже изогнутые.