Стиль советской архитектуры этого времени эволюционирует. Он постепенно отходит от рационализма, сухости и строгости в сторону соответствия органическим формам.

Пример — Павильон СССР на Международной выставке в Оса- ке (арх. М. В. Посохин, В. А. Свирский). При сохранении общей целесообразности архитектурных сооружений стали использовать криволинейные формы. Более вариативной становится общественных зданий.

Возникает вторая волна монументального направления советского модернизма, которую можно назвать «безордерной классикой». Для нее характерна осевая симметрия планов и фасадов, с выраженной тектоникой балочной системы, с упрощенными колоннами и антаблементом, с проявлением в композициях монументальности, устойчивости и т. д. Одновременно с модернизмом начинают проявляться такие направления, как структурализм, метаболизм и брутализм.

В сфере градостроительства сохранялось проектирование генеральных планов «городов будущего» без подкрепления просчитанных научных и экономических прогнозов.

Вместе с тем развивались тенденции гуманизации архитектуры, с учетом индивидуального характера места застройки. В жилищном строительстве велся поиск возможностей свободного формирования объемов, разрабатывались гибкие системы стандартных элементов для формирования новых структур.

Так, в Ленинграде построен «дом-змея» (арх. Н. Матусевич); в Москве — экспериментальная многоэтажка «Дом-корабль» на Большой Тульской (арх. В. Бабад, В. Воскресенский и др.) длиной 400 м и высотой 50 м, выполненный с углами стен 87 или 93° для большей сейсмической устойчивости; квартал «Лебедь» и жилой дом на Беговой ул. в Москве (арх. А. Меерсон) с контрастной композицией, очерченными объемами и пластикой крупных форм.

Использовался принцип контекстуальности, при котором форму в архитектуре определяет контекст среды. В общественных зданиях стали использовать достаточно сложные формы. Например, здание московского Театра на Таганке (арх. А. Анисимов, Ю. Гнедовский и др.), здание Детского музыкального театра в Москве (арх. В. Красильников, А. Великанов).

Для архитектуры 1970-х гг. характерен поиск решений с учетом экологии жизнедеятельности человека, связи города с природным окружением, возрождением ассоциаций с прошлым. При создании общегородских ансамблей учитывался исторический колорит среды. Таковы сооружения в Ленинграде, Ташкенте, Ашхабаде и других городах. Советская сближалась с руслом мировых процессов развития, но к 1970-м гг. в стране еще не произошли необходимые изменения в экономике, управлении и культуре.

Атмосфера инертности и застоя строительной отрасли не давала воспринимать новые инициативы, из-за чего не смогли реализоваться многие интересные проекты. В целом зодчество находилось в кризисе. В градостроительной деятельности заняли значительное место мемориальные сооружения в память о Великой Отечественной войне.

Проводятся работы по сохранению и реставрации памятников архитектуры Москвы, Ленинграда, Петергофа, Астрахани, Кижей. Принято решение о создании Золотого кольца древнерусских городов вокруг Москвы и их превращении в города-заповедники с туристической инфраструктурой. В крупных городах формируются сложные транспортные схемы, в городах-миллионниках начинается строительство метрополитенов.

В 1971 г. был утвержден Генеральный план развития Москвы, рассчитанный на 30 лет, разработан проект планировки исторического центра столицы.

Развиваются новые типы жилых домов в Тропарево, Ясенево, Медведково. Разворачивается строительство крупного экспериментального жилого района в Северном Чертанове. Рядом с Москвой появляется город Зеленоград, ставший центром развития микроэлектроники.

Вокруг других городов тоже появляются «города-спутники». На окраинах возводятся жилищные комплексы оригинальной планировки, в которых учитываются особенности рельефа местности. В разработке зданий все чаще проглядывает асимметрия и декоративность форм, напоминающие о постмодернистской архитектуре западных стран.

Во второй половине 70-х в Москве началась подготовка объектов к XXII Олимпиаде 1980 г., некоторые из них стали уникальными по архитектурным решениям и оборудованию: спортивный комплекс «Олимпийский» с крытым стадионом и бассейном на проспекте Мира (арх. М. М. Посохни и др.), велотрек в Крылатском (арх. Н. И. Воронина и А. Г. Оспенников), универсальный зал в Измайлово (арх. И. Гунстом и Н. Смирнов), конно-спортивная база в Битце (арх. И. Гунстом и Н. Смирнов), пресс-центр на Зубовском б-ре (арх. И. Виноградский, В. Антонов, А. Дубовский, и др.), Олимпийская деревня (арх. Е. Н. Стамо, А. Б. Самсонов, О. Г. Кедреновский идр.), гостиницы и др. Размещали объекты в различных районах столицы, с расчетом на их использование и после Олимпиады.