В проекте «Дом-Ино» (1914-1915) он впервые применил крупноразмерные сборные элементы и трансформирующиеся перегородки, и это легло в основу его принципа универсального домостроения.

Эти принципы он закрепил в своих ранних проектах загородных вилл: дом Озанфана (1922), вилла Ла Роша/Жаннере (1923), дом Кука (1926), вилла Штейн в Гарш (1927), вилла Савой в Пуасси (1929— 1931). Здания были выполнены из монолитного и сборного железобетона лапидарных прямоугольных форм, с однородными нерасчлененными плоскостями стен без орнаментации с преобладанием серого (цвет неоштукатуренного бетона), желтого и белого цвета с большой поверхностью остекления и «свободной планировкой».

Также решает проблемы массового строительства, работая над концепцией серийного производства и типизацией строительных элементов многоэтажных и многоквартирных домов. Он шел по пути стандартизации как строительных, так и предметных форм, снижая стоимость их производства, делая их доступными для массового покупателя, считая это залогом социального равенства и благополучия, отдавая предпочтение массовому машинному производству.

В 1924 г. Ле Кобюзье сооружает городок «Современные дома Фру- же», где в качестве наглядного примера выстраивает несколько типовых серийных домов по своим проектам: ленточные дома типа «аркады», дома типа «небоскребы» и блокированные ленточные дома, которые были бы экономичными и комфортными при внедрении их в массовое строительство. В 1925 г. на Международной выставке в Париже его павильон «Эспри Нуво» стал воплощением идей рационализма и функционализма.

Павильон представлял собой жилую ячейку многоквартирного дома с двухуровневой квартирой. Несмотря на неподдельный интерес к этому экспонату зрителей и профессиональных архитекторов, председатель международного жюри отозвался об этом павильоне так: «Здесь нет никакой архитектуры!», а в 1960 г. использованные архитектором приемы и предметное наполнение вошли в общепринятый быт. Похожую ячейку Корбюзье использовал позже, в конце 1940-х гг., при создании своей «марсельской жилой единицы».

С 1922 по 1925 г. Ле Корбюзье совместно с братом Жаннере разрабатывает свой проект «современного города» на 3 млн жителей, преобразовав его в план реконструкции Парижа, так называемый «План Вуазен». В основу проекта легли решения основных проблем современных городов: организация транспортных потоков (со временем машин становилось все больше); улучшение социальной жизни людей за счет изменений устройства городской среды; рост городских жителей.

Для решения этих задач Ле Корбюзье предложил строить дома «вверх», чтобы освободить площадь «внизу», строго распределить зоны по их функциональным задачам: зона промышленного производства, деловая часть (офисы), жилье и отдых. Для таких глобальных перемен автор предложил снести 240 га старой застройки, не трогая при этом памятники архитектурно-исторического наследия, а, наоборот, по убеждению архитектора, спасая их от «неправильного» восприятия в контексте современных ритмов.

Деловой центр состоял из крестообразных в плане 60-этажных небоскребов, сгруппированных на одной прямоугольной площадке вдоль центральной оси. У их подножия расположились горизонтальные корпуса построек, выполнявшие обслуживающие функции. Жилые кварталы располагались среди зелени вдоль линий пешеходных дорог, изолированных от проезжих магистралей.

Лапидарность форм высотных зданий должна была компенсироваться территорией с зелеными насаждениями. «План Вуазен» вызвал широкий резонанс в профессиональном обществе, заложив основы принципа свободной пространственной композиции построения жилых кварталов и распределения транспортных и пешеходных артерий города.

В дальнейшем Ле Корбюзье разработал планы для таких городов, как: Буэнос-Айрес (1930), Антверпен (1932), Рио-де-Жанейро (1936), Алжир (1931), проявив себя архитектором-урбанистом с акцентом на «живую» составляющую городской среды.