Иван Перфильевич Елагин (1725—1793) был тайным советником, сенатором, обер-гофмейстером, историографом, писателем, сделал много для развития театрального дела в России. Его отец умер, когда он был маленьким; в 12 лет его определили в Шляхетский корпус, из которого в 18 лет он вышел прапорщиком, стал служить в Невском полку, а затем — в Лейб-компанском корпусе; при этом все свое свободное время он уделял изучению языков и стихосложению. В возрасте 26 лет И.П. Елагин был адъютантом у графа А.Г. Разумовского, в 32 года уже был полковником, имел доверительное отношение великой княгини Екатерины Алексеевны (будущей императрицы Екатерины II). Затем при императрице Елизавете Петровне его обвинили в связях и участии в сомнительных делах канцлера А.П. Бестужева-Рюмина и в возрасте 33 лет сослали в ссылку в его казанское имение.

Иван Перфильевич Елагин
Иван Перфильевич Елагин

Он не пытался доказывать свою невиновность, потому что не верил в торжество российского правосудия,, смиренно уехал в ссылку, где не раскис, а изучал литературу, историю, а главное — сохранил и даже укрепил вдали от интриг двора свое здоровье. Восшедшая на престол в 1762 г. императрица Екатерина II вернула его из ссылки, щедро поддержала, произвела в действительные тайные советники, определила служить в Кабинете при ней, а также членом Дворцовой комиссии и Комиссии о вине и соли. В возрасте 41 года Елагин был назначен директором придворного театра и музыки. Он сделал немало полезного для развития русского театра; при нем по плану В.И. Бибикова было основано театральное училище, был учрежден Петербургский публичный русский театр, были введены командировки русских актеров за границу для совершенствования сценического мастерства, стали приглашать актеров-иностранцев в Петербург для перенятия их опыта. Елагин был надежным покровителем талантливых драматургов. Управлять театральными делами было трудно из-за необходимости любой ценой удовлетворять интересы власть имущих, чиновников и актеров; приходилось унижаться, просить, а также покрывать и воспитывать подгулявших актеров и актрис. В 54 года он добился освобождения от театральных обязанностей.

Одна из основных причин прекращения служебной карьеры Елагина и его отдаления от двора кроется в изменении отношения к нему императрицы Екатерины II, которая в молодости высоко его ценила за честность, образованность, добросовестность. Но когда она узнала, что он масон (а Екатерина II масонов осуждала), да еще и видный русский масон, то отношение императрицы к нему стало отрицательным. Елагин действительно был президентом Великой Провинциальной ложи (ее чаще даже называли Обществом Елагинской системы); был он и масонским писателем, делал также переводы о масонстве.