И Бельгия, и тем более Голландия хранят немного дворцов старонидерландских времен. Причины этому те же, что и для замков: относительная слабость и раннее обеднение знати. Дворцы обычно принадлежали сюзеренам провинций, епископам-феодалам и наместникам королей. В состав замка Бинненхоф в Гааге входит готический Рыцарский зал, сооруженный около 1280 г. В XIX в. он подвергся несколько произвольной реставрации, придавшей его объемам, силуэту и деталям чересчур живописный облик. Спереди двумя боковыми башнями, треугольным щипцом и розой напоминает церковные фасады, но кровля со слуховыми окнами выявляет его светское назначение.

Последующие объекты дворцового типа связаны уже с наступлением Ренессанса в Нидерландах. Это резиденция князей-епископов в Льеже (перестраивалась Артом ван Мулкеном в 1526-1536 гг.), где дворовые аркады уживаются с нервюрным сводом расположенных за ними лоджий. Более изыскано, будучи дополнены газонами, смотрятся они внутри дворца Маргариты Австрийской в Мехелене (1517, французский архитектор Гюйо де Борегар). А двор замка в Бреде, созданного как говорилось выше, итальянцами, и вовсе следует римским образцам.

Переходя к старонидерландскому бюргерскому жилищу, следует вначале сказать, что оно не так уж редко бывало деревянным. Интереснейшим примером является так называемый Дом дьяволов в Мехелене (XVI в.). Такое прозвище он получил за резные фигурки, в качестве опор использованные не только на портале, но и в вышележащем двойном окне, а под щипцом-аттиком выстроенные в ряд. Кроме того, с них, уже в роли «иричелин», начинается заход на эту часть фасада краев крыши. Одни представляют козлоногих сатиров, другие крестьян в камизах, держащих фрукты. Орнаментальной резьбой с мотивом стебля и завитков, головками херувимов покрыты архитрав портала, надоконные и подоконные карнизы.

Из дерева могли выполняться части каменного жилья, к примеру, эркер одного из домов над каналом в Брюгге.

Все-таки в жилом строительстве преобладали камень и кирпич. Любопытно, что старейшие во всей Европе (не считая археологических древностей) два дома остались от Старых Нидерландов. Они находятся в Турне, датируясь примерно 1175-1180 гг. В этом же городе сохранилось жилье от времен ранней готики

Сравнивая старонидерландское жилье с Италией, исследователи утверждают, что даже в XVI столетии богатые патрицианские дома будто бы не несли в себе ярко выраженных признаков индивидуальности. С этим трудно согласиться. Еще усадьба Грутхусе в Брюгге, созданная в 20-х-70-х гг. XV в., сложной разновысотностью объемов, частично охватывающих двор с уникальной по завершению (ажурная «беседка» на колоннах) башней, фасадным декором (конный барельеф над входом и пр.) свидетельствует об обратном.

Неповторимостью целого и деталей отмечен «Дом дьявола» в Арнеме (1546; с 1830 г. служит ратушей). Тут, благодаря угловому объему, асимметричная композиция и почти равноценные по значению два фасада. Под углом проезжая арка, а грани его переходят на другую сторону, где устроено крыльцо. Низ той же части здания слева и по сторонам арки поддерживается рогатыми атлантами-сатирами, чьи усилия подкреплены помещенными выше, под карнизом, головами на срезах плеч, Выше поэтажно идут ионические пилястры, а над ними и во фризах — бюсты и профильные головы в касках. Оконные обрамления простейшие плоские, но завершенные парами раковин. Мевду мансардных окон, во фронтонах которых снова головы, только львиные — статуи в полный рост.

То же можно сказать о доме Куринуса в Льеже (1600-1610), представляющем собой целую усадьбу на набережной Мааса с тяжелой рустовкой ворот и очень широкими арками, раскрывающимися во дворы. Башенная надстройка в форме удлиненного четырехгранника не имеет чего-либо общего с прежними башнями храмов и ратуш, представляя собой по тем временам нечто вроде небоскреба. Фасады, покрытые сеткой белокаменных рустов, по бокам окон снабженных выступами, украшены еще и рядами скульптурных вставок. Будучи раскрашены при недавней реставрации, они изображают карнавальные маски, русалок, народные танцы, охотничьи, трудовые сцены и даже сюжет басни Эзопа «Лисица и Журавль».

Что же относительно основной массы жилой застройки, то это плотно прилегающие один к другому узкие, на две-три оси, дома, вытянутые вверх всеми частями своих фасадов — окнами, еще более фронтона. Весьма большие оконные проемы с частыми переплетами вызваны тем, что должны были как можно лучше освещать помещения во всю глубину. Это диктовалось местным климатом, а в художественном отношении придавало фасадам ажурную графичность. Внизу помещались мастерская или лавка, а также кухня, в верхних этажах были жилые помещения и склад.

Но и эти, на первый взгляд, «типовые» фасады бесконечно варьировались. Не говоря уже про потрясающее разнообразие фронтонных очертаний, самая общая классификация которых заняла бы много места, фактически каждый дом чем-то указывал на профессию, художественные вкусы его владельца и т. д. Так, дом аптекаря в Брюгге украшен по-фольклорному занятными фигурами животных, хотя это и символы евангелистов, в Мехелене — поданными весьма легкомысленно Адамом и Евой в раю.

Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене
Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене
Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене
Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене
Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене
Дворец Маргариты Австрийской в Мехелене