В 1477 г., после разгрома войска Карла Смелого под Нанси, гибели его самого и конца бургундской державы, единственная наследница герцога Мария вышла замуж за Максимилиана Австрийского. Это связало нидерландские земли с династией Габсбургов и Священной Римской империей, достигшей, как известно, вершины своего могущества в правление Карла V.

Родившийся в 1500 г. в Генте, знаменитый монарх весьма благоволил Нидерландам, предоставляя им значительную автономию. Решением Аугсбургского сейма (1548) был образован так называемый Бургундский округ из 17 провинций. Представителем императора являлся в нем (с местопребыванием в Брюсселе) штатгальтер, при котором сохранялись Генеральные штаты — орган территориального самоуправления. «Каждая провинция и каждый город обладали особыми вольностями и были автономны в решении своих местных дел».

В XVI столетии Нидерланды «являлись самой густонаселенной страной Европы: на небольшой территории было расположено более 300 городов». При продолжавшемся общем подъеме страны ее экономическая география, структуры народного хозяйства претерпели существенные изменения.

Еще ранее конкуренция со стороны Англии, прекращение поступления более качественной английской шерсти привели к упадку сукноделия в старых «добрых городах» Фландрии. Оно передвинулось в Брабант и особенно в Голландию. В Валлонии вокруг Льежа и Намюра начинает развиваться добыча угля и металлургия.

Это объяснялось, конечно, не одними симпатиями Карла к его родине, а, в первую очередь значением Нидерландов для императорской казны. Поступления от них (2 млн гульденов) вдвое превышали поступления от Италии и вчетверо от Испании даже с ее американскими колониями.

Кроме того, по выражению историка, Карл был «кругом в долгу» у нидерландских купцов.. в доменных печах, при дроблении руды и ковке металла применялись водяные колеса… приводившие в движение насосы и молоты. Все эти установки. были по карману лишь крупному капиталисту, который в XVI в. становится центральной фигурой в горно-металлургической промышленности Нидерландов». «Валлонские кузницы» приобретают известность по всей северной Европе.

Взамен утратившего былое значение Брюгге выдвигается Антверпен, для которого этот период был поистине золотым. Он «к середине XVI в. превратился в мировой центр торговли и кредита». «Огромный и хорошо устроенный порт Антверпена был местом стоянки тысяч кораблей, прибывавших из всех стран света, в том числе из испанских и португальских колоний.

В Антверпене были сосредоточены конторы всех крупнейших финансистов Европы, на его биржу ежедневно сходилось до 5 тыс. купцов различных национальностей». Однако следует отметить, что ввиду малой еще развитости внутреннего рынка торговля Антверпена являлась преимущественно посреднической, что ставило экономику Фландрии и Брабанта в большую, по сравнению с северными провинциями, зависимость от Испании.

В Голландии, помимо традиционного мореплавания, рыболовства, капиталистическое предпринимательство распространилось на маслоделие и пивоварение. «Наиболее динамичным по своему торговому развитию был Амстердам. С начала XIII до начала XV в. Амстердам прошел путь от промысловой рыбацкой деревни — до торгового города».

Торговля Амстердама приносила ему миллионные доходы. «Между двумя экономическими центрами Нидерландов — Антверпеном на юге и Амстердамом на севере — возникло соперничество, которое чем дальше, тем больше ослабляло первый из этих городов и укрепляло второй». И все-таки «сравнительно с Фландрией голландское бюргерство и по размерам богатств, и по образу жизни было гораздо скромнее».

Тем временем вслед за отречением Карла V и разделением его империи Нидерланды в 1556 г. перешли к тому же его сыну, кому досталась Испания, — Филиппу II. Этим «самая передовая по капиталистическому развитию страна Европы… была политически подчинена одной из самых феодально отсталых стран. ». «Обострению взаимоотношений между испанским абсолютизмом и Нидерландами способствовало еще. связанное с развитием капитализма складывание нидерландской нации».

Тупой и жестокий испанский король резко изменил политику в отношении Нидерландов. Он с самого начала решил добиться полного экономического, политического и религиозного подчинения страны. Налоговый гнет, объявление Филиппом государственного банкротства, разорившего многих банкиров, запрет доступа купцам в колонии нанесли экономике Нидерландов тяжелый удар.

Стала сводиться на нет роль Генеральных штатов. В стране, еще с 1520-х гг. сильно затронутой Реформацией, развернулось массовое преследование «еретиков» свирепствовавшей инквизицией. «То обстоятельство, что все эти акты исходили от чужеземных правителей, придавало им характер национального гнета».

Результатом была Нидерландская буржуазная революция, принявшая форму освободительной борьбы против Испании и проходившая под знаменем радикального реформационного течения, кальвинизма. Показательно, что ее началом в 1566 г. стало заявление лидеров, что если правительство откажется удовлетворить их требования, то будут «избивать священников, громить церкви и разрушать изображения святых».

За несколько дней страну охватило массовое иконоборческое движение, сопровождавшееся разгромом 5,5 тыс. монастырей и храмов. Объективно во главе революции стояли представители буржуазного класса. Так, в Турне к восстанию и разгрому храмов были причастны многие богатые купцы. Но движение поддержала часть оппозиционной знати и дворянства, еще сохранявшая долю своего значения в нидерландском обществе. Военное руководство через некоторое время стал осуществлять принц Вильгельм Оранский, в силу обстоятельств превратившийся и в политического лидера.

Филипп II ответил вводом в Нидерланды испанских войск и назначением правителем герцога Альбы, наделенного диктаторскими полномочиями. «Испанские гарнизоны расположились во всех крупных городах и цитаделях страны и обращались с «недосожженными» (так они называли всех нидерландцев) как с туземцами испанских колоний». Все носители «духа мятежа» и ереси подлежали истреблению. Но массовый террор, проводимый Альбой, лишь разжигал народную ненависть и вел к дальнейшему подъему революции.

Растянувшись более чем на четыре десятилетия, она изобиловала не только кровавыми событиями, но и проявлениями высочайшего героизма. Таковы были борьба партизан — «лесных» и «морских» гезов, оборона осаждавшихся испанцами городов. Семь месяцев держался Гарлем и лишь голод вынудил его капитулировать.

Еще большую стойкость показал Лейден, полугодовая осада которого (1574) окончилась блестящей деблокадой. Восставшие с большим эффектом применяли затопление водой территорий. Военные историки высоко ставят полководческий дар Мориса Оранского, считающегося создателем первой в Европе регулярной армии и одержавшего над испанцами ряд побед (в частности, при Ньюпорте в 1601 г.).

Попытки компромиссных соглашений с Испанией (так называемое Гентское умировотворение 1576 г.) успеха не имели. В ходе революции наметились расхождения между областями севера и юга страны, выразившиеся в принятии в 1579 г., с одной стороны, капитулянтской Аррасской унии, с другой — Утрехтской, провозгласившей полный разрыв с Испанией. Хотя участниками Утрехтской унии был и ряд городов Фландрии и Брабанта, они в конце концов, завоеванные в 1580-е гг. посланным Филиппом II вместо Альбы более умелым политиком Александром Фарнезе, подчинились испанцам. А семь объединенных северных провинций обрели независимость. Это зафиксировало перемирие 1609 г.

Архитектура старых Нидерландов