В 1929 г. «Баухауз» переезжает в г. Дессау, где по проекту Гропиуса было выстроено новое здание школы со свободной композицией объемов корпусов строгих геометрических форм. воплотил в жизнь свои представления о новой архитектуре, которая должна была быть максимально функциональной, экономически выгодной и на базе технологий массового производства.

Структура построек архитекторов-рационалистов второй половины 1920-х гг. была приспособлена только к определенной, заложенной в них системе — композиционный план диктовал функции жизнедеятельности человека внутри пространства. Поэтому объемно-планировочное решение здания было задано точно рассчитанным графиком организации его функций. К этому времени в стенах школы собрались активисты интернациональных архитектурно-дизайнерских движений. Присоединились новые преподаватели: венгерский Марсель Брейер, художник и график Йозеф Альберс, австрийский рисовальщик Герберт Байер.

С 1928 г. руководителем стал Ханнес Мейер, который считал возможным «реализовать социальную роль архитектуры через системную организацию предметной среды».

Однако власти Дессау отстранили Мейера от директорства, инкриминировав ему «политизацию» школы, и в 1930 г. директором стал Людвиг Мис ван дер Роэ (в 1933 г. под давлением нацистских властей школу пришлось закрыть), который выдвинул новую концепцию пространства: стена — не подчиненный элемент, а имеет самостоятельное значение, связывая внутреннее пространство с окружающей средой.

Подтверждением этой идеи стал павильон Германии, который он спроектировал для Международной выставки в Барселоне в 1929 г. Мне разместил свою композицию на травертиновой платформе размером 53,6×17 м. Он перенес всю тяжесть конструкций на отдельно стоящие стальные пилоны, что позволило ему свободно формировать объемно-планировочную композицию с помощью тонкостенных плоскостей, предоставив возможность пространству свободно перетекать, тем самым впервые преодолев замкнутость кубической формы.

Отказавшись от применения «излишеств» и оставляя все самое нужное и функциональное, он любовался красотой природной фактуры материалов, используя стекло и полированные камни травертин и оникс в качестве композиционно-образующих плоскостей, усилив художественноэстетическое восприятие их отражением в спокойной глади воды. Для этого объекта он создал специальную коллекцию мебели «Барселона», лаконичную по образу, с мягкими сиденьями-подушками, что создало приятный контраст с твердой поверхностью стен.

В Европе в середине 1920-х гг. возникла жилищная проблема. Гропиус, оставив «Баухауз», интенсивно занимается усовершенствованием стандартов жилых единиц, что неизбежно выливалось в систему жилой среды и, как логичный итог, в решение градостроительных и социальных проблем.

Выступая за рационализацию строительства, он исходит из того, что у большинства людей одинаковые потребности, что дает право удовлетворять их одинаковыми средствами. Среди его многочисленных проектов: поселок (в 1926-1931 гг.) Даммершток (в 1928-1929 гг.), жилой квартал в берлинском районе Сименсштадт (1929/30) и проекте «Береговой застройки озера Ванзе» в Берлине (1930-1931). Их объединяет идея так называемой строчной застройки, где клонирование одной стандартной единицы неизбежно приводит к монотонности всего архитектурного пейзажа. Отсутствие разработки пластики поверхности фасада зданий усугубляло ситуацию.

Бруно Таут (1880-1938), получив заказы на строительство нескольких поселков в Германии, привнес другую эстетику в архитектурные формы особняков, используя в проектах новые художественно-конструкторские элементы. Он уделял много внимания цветовому оформлению фасадов (спроектированный им поселок Фалькенберг называли «ящиком с красками»), а также роли дневного света в помещениях, для чего направления улиц были выбраны с севера на юг.