Князь и дружина

2

Напомним, что воссоединение русского государства и возрождение русской культуры начинаются в XIV—XV вв. по инициативе Москвы. Характерным для культурного подъема Руси после Куликовской битвы было всеобщее внимание к государственным интересам страны, ее национальному объединению. Опорой культурного возрождения становятся сохраненные в сознании духовные ценности эпохи былой независимости — политические идеи и эстетические идеалы Киевской Руси.

Создание экономических условий объединении княжеств, поддержка в народе идей единства страны способствовали единению сознания и культуры русского народа. Тогда в искусстве рождается обобщенный образ — символ: Великий князь выступает во главе русского войска. Формально-композиционная структура такого символического зрительного образа имела основу в типичной знаковой ситуации времени. Эта структура могла проявляться в inровзведениях различных видов искусств, в том числе в архитектуре, привлекавшей таким путем более конкретное содержание образов изобразительного искусства. Она служила опорой высокого, обобщенного (художественного образа, отражающего помыслы народа, слияние классовых идей и позиций в едином устремлении. Мы находим ее в разнообразном воплощении в картинах и иконах, повествующих о деяниях христианских снятых, в сценах евангельских легенд.

Типичный образ-символ времени проявляется в композиции торжественного взлета золоченого шлем о видного мнюгоглавия церквей и колоколен русских кремлей и монастырей. Развивая основные композит ионные черты Софии Киевской, эти антропоморфные элементы определяли силуэт города, служили ключом к эстетическому вес приятию всей городской среды. Шлемовидные купола церквей внешне были наиболее привлекательными архитектурными элементами подобно Тому, как головные уборы-шлемы служили украшением воинов, были позолочены или посеребрены и обкладывались чеканными серебряными узорами, иногда с изображением фигур святых. Так и купола- луковицы церквей, по свидетельству иноземного путешественника Олеария, были «обтянуты гладкой, пустопозол очей ной жестью, которая при ярком солнечном свете превосходно блестит и дает всему городу прекрасный облик».

Архитектурные формы русских кремлей и монастырей несут в себе и отражение особого, свойственного мироощущению эпохи чувства пространства. Психологической основой такого чувства могло быть различное отношение человека к месту, защищенному стеной и к открытому простору, полному опасности. Оно закреплялось ,в процессах грандиозного строительства городских стен монастырей и кремлей.

B архитектурных формах русских ансамблей можно прочесть эстетически выраженное гармоническое сочетание и противопоставление двух пространств — внешнего (по отношению к стене) и внутреннего. Внешнее русское пространство, читаемое в формах мощных стен и угловых башен, как бы сдерживающих его напор, — огромное море, красивое и одухотворенное. МяткоСть и спокойствие «светло светлого, украсно украшенного» простора земли русской — в сочетании Крупных цельньлх форм, соразмерных простору и покрывающих их мелких деталей, тонкой, подчас почти кружевной обработки, подобных пене си оконного прибоя на прибрежном утесе.

Внутри стен кремля, сдержавших могучий напор простора, это — ненапряженное струящееся кверху пространство средневекового города, 01боз1на1ченное более масштабными, топкими «интерьерными» формами строений. Такая и рост ране ив ениа я форма также отлична от экстремизма готики и созвучна трактовке художественного образа в русской живописи XV—XVI вв., для которой характерны вытянутые по пропорциям фигуры с небольшими голавами, растянутыми контурами, плавными и важными движениями: «Люди кажутся гигантами, медленно реющими в широком и свободном пространстве. Фигуры святых воинов свидетельствуют о прочных представлениях о правах человека, о достоинстве человеческой личности, о высоком сознании чести воина».

К созданию архитектурно-художественного образа русского кремля, как и в готической архитектуре, привлечены наиболее выразительные архитектурные формы, пространство, цвет и звук. Ключом цветовой гармонии среды служат блестящие сферы глав-куполов, то мерцающие в переливающихся красках зари, то ликующие в лучах торящего солнца. Колористическая и световая атмосфера среды представала перед пробудившимся городом вместе с наполнявшей пространство звуковой «гармоникой» колокольного звона. Все это способствовало созданию архитектурно-художественного образа, устремленного в будущее, несущего надежду на радость грядущего счастья на земле или на небе.

В дальнейшем, с созданием единого русского государства с далекими невидимыми границами, меняются отношения к пространству и его эстетическая трактовка. Действительно в середине XVI в. русскими зодчими «построены два выдающихся сооружения— храмы Вознесения в селе Коломенском и Василия Блаженного на Красной площади в Москве—оба расположенные вне стен Кремля и решенные как «форма, поставленная в значительном пространственном окружении. Архитектурно-ком1пази- ционные решения сооружений отражают противоречивый характер общественного сознания последующего периода и могут «быть избраны вехами дальнейшего изучения темы.