Геометрическое масштабное моделирование в архитектуре

16

Применялось в предварительном курсе для изучения основных пространственных свойств и условий целостного восприятия, достигаемого согласованностью, соразмерностью и соподчиненностью элементов на основе пропорциональных и ритмических отношений. При этом происходило отвлечение от конкретных физических свойств материалов модели. Пространственное моделирование осуществлялось в трех основных видах организации архитектурно пространственной формы по отношению к зрителю: фронтальной, объемной и глубинно-пространственной. Теоретическая часть курса сопровождалась соответствующим анализом композиционных приемов в архитектуре конкретных сооружений различных эпох.

Таким образом, исследование и изучение архитектурно-пространственной формы в предварительном курсе опиралось на простейшие модели психофизиологии восприятия, учитывающие особенности формирования пространственного зрительного образа и позволяющие описать элементарные закономерности с помощью простых геометрических понятий. Этот опыт нашел обобщение в первом учебном пособии для архитектурных вузов «Элементы архитектурно-пространственной композиции» В. Ф. Кринекого, И. В. Ламцова и М. А. Туркуса.

Чтобы пояснить сущность, место и значение этой теории, можно указать на существование в современной науке трех логических уровней описания объектов, обладающих информационным аспектом. Наиболее общий и желаемый уровень изучения— прагматика, включающий рассмотрение всех вопросов практических результатов воздействия информации, ее практической ценности. Следующий уровень — семантика — предполагает уже отвлечение от действительной (но не от предполагаемой) реакции на полученную информацию и представляет собой более высокий уровень абстрагирования, при котором сужается объем и широта знания, но повышается его точность в избранных пределах. Здесь художественная форма как носитель информации может рассматриваться в единстве с конкретным содержанием информации. Наконец, синтактика— наиболее высокий уровень абстрагирования — дает лишь сравнительное описание формы, неизбежно выделяя при этом лишь синтаксические (геометрические и другие подобные характеристики).

Разработанная в первые годы существования советской архитектурной школы теория предварительного курса в том виде, в каком она нашла законченное выражение в научной и методической литературе, может быть отнесена с указанных позиций к наиболее абстрактному уровню — синтаксическому уровню изучения, дающему необходимую точность знания в рассматриваемом диапазоне.

Например, «приятные для глаза» отношения и пропорции, выявленные, разумеется, чисто опытным путем, описываются в отношениях элементов простых геометрических фигур. Цвет также изучается как категория композиции и берется в относительном значении. Так, зеленый цвет описывается как один из семи (четвертый по порядку) цветов спектра, расположенный между желтым (третьим) и голубым (пятым). При таком подходе сознательно и неизбежно упускаются безотносительные ассоциативные и символические значения цвета, т. е. такие характеристики, которые делают цвет одним из важных композиционных средств создания художественного образа в архитектуре.

Однако в практике постановки предварительного курса ВХУТЕМАСа—Вхутеина изложенные теоретические положения служили базой, на основе которой студенты работали над эстетической выразительностью и содержательностью форм, постигая неписанное мастерство создания композиций, вызывающих возбуждение в зрителе тех или иных чувств и эмоций. Такова была установка педагогического коллектива и требования заданий. В упражнениях по композиции ставились, например, задачи организации и образного выражения как определенной функции (демонстрации, торжественные шествия, массовые зрелищные мероприятия, прибытие на работу на завод и т. д.), так и структурного построения формы. Основная задача эстетики, — писал Н. В. Докучаев, — «не учить и способствовать тому, чтобы у потребителя развивались способности пассивного созерцания и любования объектами архитектуры, а решать проблему с такой выразительностью и организованностью формы и пространства, которые были бы способны поднимать, будить энергию, обогащать эмоции человека (не эстетствование, а здоровая эстетика)». Важно, — писал в те годы И. В. Ламцов, — чтобы архитектурное произведение, «эмоционально воздействуя на психику общественного человека, вызывало такие ощущения, чувства и настроения, которые способствовали бы духовному общению между людьми».

Методика предварительного курса Вхутемаса-Вхутеина была органически связана с творческими исканиями и задачами строительства своего времени, имея значение не только для постановки архитектурного образования, но и непосредственно способствуя развитию архитектурной науки и практики. Принципиальная оценка этого значения курса была дана А. В. Луначарским: «Подготовительный курс, на котором молодые люди проходят элементы всех изобразительных искусств… в форме различных дисциплин (линия, цвет, пространство, объем и т. д.), явился прочным остатком наших исканий, начавшихся с самого начала революции. И этот остаток прочен. Его не надо никому уступать.

Прогрессивные принципы подготовки специалистов, заложенные во Вхутемасе-Вхутеине, нашли развитие в специализированных архитектурных институтах — в высшем архитектурно-строительном институте (1930—1933 гг.) и в созданном на его базе в 1933 году Московском архитектурном институте. Опыт постановки предварительного курса, который претерпевал ряд перестроек в соответствии с задачами архитектурной практики, обобщен в учебных пособиях В. Ф. Кринского, В. С. Колбина„ И. В. Ламцова, М. А. Туркуса, Н. Б. Филатова и в других исследованиях.

В предварительный курс архитектурного проектировании (с 1960 года «Основы архитектурного проектирования») вошли три относительно самостоятельных раздела: архитектурная

графика, основы архитектурной композиции и основы архитектурного проектирования. При этом ведущим аспектом курса оставалось изучение композиционных средств архитектуры.

Согласно программе 1961 года, изучение раздела «Основы архитектурной композиции» строилось на масштабном геометрическом моделировании объемов и пространств в трех видах их. организации по отношению к зрителю (с отвлечением от физических свойств конкретных Материалов). В трех видах композиции изучались способы членения формы и выявления ее структурности на основе отношений пространства и массы, метрические и ритмические закономерности. Таким образом, главной задачей раздела курса было формирование пространственных представлений и пространственного мышления учащихся. Знания, полученные в результате работы над «отвлеченными заданиями», находили затем закрепление в конкретных проектах, где оттенялось образное выражение структуры сооружения в сочетании с простейшей функцией.

Современная перестройка в области высшего образования совпала с постановкой перед архитектурной теорией новых требовании в связи с возросшим значением эстетических и идеологических задач советской архитектуры. В высшей архитектурной школе такая перестройка связана с выработкой широкого взгляда на свою специальность, умения предвидеть и наметить дальнейшее развитие ее области, с ориентацией на самостоятельное приобретение знания и умения на основе освоения общих методологических принципов, повышения теоретического уровня лекционных курсов и практических занятий и освобождения их от излишнего рецептурного материала.