Флорентийский купол

2

Это была одна из тех полученных в короткий срок моделей человеческих ценностей, содержащих наиболее емкую и ценную информацию, без которых бо,рцы за ню вое буржуазное общество не могли бы, говоря словами К. Маркса, «скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы», «удержать свое воодушевление на высоте великой исторической трагедии» к совершить исторически необходимый революционный шаг в новое общество, для создания которого, «околь :ни мало оно героично», «.понадобились героизм, самопожертвование, террор, междоусобная борьба и битвы народов».

Создавая архитектуру нового, совершенно небывалого «идеального» строения, зодчие Возрождения усиленно призывали на помощь одного из «духов прошедшего» —образ человека-героя, подобного неким земным богам. И он являлся им в геометрически строгих, гладких, скользящих формах египетских пирамид, где все сходится к одной точке—вершине, в конусообразной форме мавзолея Адриана, устремленной к венчающей ее статуе императора, или в виде гигантских внутренностей цилиндра и полусферы Пантеона, где рождалась в чувственном воображении монументализированная, грандиозная человекоподобная фигура. Все эти формы неизбежно преломлялись, искажались и сгущались в еще неразвеявшейся атмосфере готики и живых воспоминаний о зодчестве Византии. Тот, кто в совершенстве овладел этим чужим по происхождению языком образов и заговорил на нем как на родном языке, не делая более мысленных переводов, создал одну из первых выдающихся форм века — купол Флорентийского собора Санта Марна дель Фиоре. Над изобретением формы купола для восьмигранных стен восточной части Флорентийского собора, начатого строительством еще в 1296 году, первый из славных зодчих Возрождения Ф. (Брунеллески работал в течение шестнадцати лет. Из них почти четырнадцать он провел в Риме, подробно изучав сводчатые и купольные постройки, в особенности купол Пантеона. Совершенное знание опыта предшествующей архитектуры дало ему мужество, по словам герцога Козимо Медичи, «достаточное, чтобы перевернуть мир».

Купол состоит из двух кирпичных оболочек — внутренней и наружной, восьми радиальных несущих ребер, выложенных из камней известняка, соединяющих оба свода и выходящих наружу, и. шестнадцати промежуточных ребер, расположенных по два между каждой парой основных ребер. Ребра соединены и в горизонтальной плоскости шестью кольцами из камней песчаника, скрепленных между собой железными скобами Купол возводился без лесов, и лишь в верхней его части кладка велась с подвесных подмостей. «В конструкции купола, таким образом, успешно сочетались в новом качестве и развитии древнеримские и средневековые способы строительства.

Основная конструктивная идея Ф. Брунеллески заключалась в том, чтобы высокая дуга купола «поднималась в своем изгибе все выше и выше» и была бы сверху, «напружена фонарем», причем дуги и фонарь должны были «взаимно друг друга укреплять». Идея сливалась с архитектурно-художественной задачей — создать форму, «которая была бы видна издалека и господствовала бы над Флоренцией и ,в то же «время образовывала бы небывалое по размерам внутреннее пространство, возвышающее человека, «но оставляющее его существом во плоти, с ясным мышлением и определенностью целей.

Монолитно очерченные дуги ребер и искривленные фактурные плоскости скатов купола подчеркивают цельность конструкции, крупномаоштабность охватываемого ими внутреннего пространства. И в ту точку, где сходились все грани пирамиды, где житель Вавилона ожидал увидеть чудесную сцену мифа, оформленную «позолоченным храмиком, (где статуя императора возвышалась над его мавзолеем, откуда врывался луч света в полусумрачное пространство Пантеона, дуги флорентайского кушола возносили маленький, соразмерный с реальным человеком световой барабан—ротонду. Зритель может всегда ожидать появления человека реальных размеров под арками фонаря-ротонды, а также в арках галереи, стягивающей основания дуг, что представляется мало вероятным для рационального мышления.

Цельность конструкции, крупномасштабность тектонического элемента подчеркивают и геометрически четкие, как бы прорезанные позже, «круглые отверстия по «бокам барабана купола. Подобно световому отверстию в сфере Пантеона, они приглашают зрителя «мысленно «вознестись ,к ним «и в то же время не оставляют сомнения .в недостижимости этой цел«и для реального человека. Современный архитектор Л. «Кан, используя похожий прием вырезов, кажется, сделанных большой машиной, конструирует здания из тектонических элементов, подобных элементам детского конструктора.

Флорентийский купол обладает единством внутренней «и наружной формы, характерным для «объемно-пространственного стереометрического тектонического элемента. Бго тектонические единицы — угловые ребра, приоткрытые изнутри в верхней части скатов, несущие и световой барабаны, пронизывают насквозь оболочку структуры, делая ее как бы прозрачной для последовательного восприятия. В этом находит одновременно проявление «и каркасность «готики и отрицание готического принципа разложения формы «на внутреннюю иллюзорную и наружную «рационально-конструктивную. «Но «и в том и другом случае, следуя определенному принципу и формируя камни в архитектуру, зодчие, как и прежде, хорошо «понималИ, что они «формировали не камни, а человека, его мироощущение».

Архитектурные «формы Возрождения дают «нам модели, удоб- «ные иля «определения одного «из основных понятий теории архитектурной композиции—понятия масштаба, упоминавшегося ранее в «более обыденном значении. Подобно всякому понятию теории композиции, оно характеризует «чувственное представление человека «и должно быть определено как относящееся к образной форме мышления.

Рассмотрим в качестве такой модели архитектурную форму купола Флорентийского собора.