Реконструкция жилой среды

18

Получаемое в результате жилище предоставляется малосемейным, заселяется творческой интеллигенцией, совмещающей жилище с профессиональной мастерской. Подобные же предложения мы встречаем при регенерации старых кварталов Тбилиси. Приемы другие, они отражают национальные особенности, но принципы те же и результаты сходны. Многое здесь определяется чрезвычайно высокой плотностью исторической застройки, характерной для древнего города.

По-иному решаются задачи реконструкции жилой среды в исторических городах России. Здесь тип застройки совершенно иной, часто усадебный. При реконструкции жилых кварталов Владимира, Суздаля, Гороховца, Пскова удается среди ценной застройки отыскать кварталы, которые можно заменить общественной застройкой: школами, детскими учреждениями, другими элементами обслуживания, зелеными насаждениями и спортивными устройствами. Такие приемы позволяют приблизить жилые кварталы, подвергающиеся реконструкции, к современным требованиям. Более того, сами жилые дома часто здесь не представляют ценности, ценно единство городской ткани, масштабность среды. Поэтому возникают предложения о замене малоценных зданий новыми, но сомасштабными реконструируемому району.

Большой интерес вызывают работы, которые проводит коллектив Владимирской реставрационной мастерской по изучению исторического ядра города и по выработке предложений по его реконструкции и реставрации, включающие проектные проработки по постепенному приведению в порядок жилых кварталов, с заменой в них малоценной ветхой застройки современными зданиями в один-два-три этажа, выполненными по специально разработанной серии типовых проектов. Общественное обслуживание в таких кварталах также предлагается решать в традиционных архитектурных формах, создавая внутренние улочки с обслуживающими учреждениями, построенными в виде типично владимирских лавок и мастерских.

А вот в центре Ленинграда при реконструкции жилой застройки, строгой, образующей регулярные равновеликие прямоугольники небольших кварталов, решается задача сохранения этого характерного приема. Оставляя периметральную жилую застройку, авторы проектов реконструкции удаляют все строения внутри кварталов, закрывают для движения транспорта часть проездов, тем самым приближая условия проживания населения к современным требованиям.

Во всех случаях цель одна — вернуть городу историческую застройку, получить при этом максимальный социальный градостроительный эффект, но при этом найти совершенно различные приемы реконструкции, отвечающие специфическим условиям того или иного города.

Не менее сложные противоречия возникают при использовании уникальных исторических зданий и сооружений. Даже при сохранении старых функций (больницы, театры, торговые ряды) современные условия эксплуатации требуют совершенствования технологии, модернизации. И этот процесс не всегда заканчивается без потерь для восприятия памятников. Вспомним как неорганично выглядит новый корпус больницы им. Склифосовского в Москве.

Здесь необходим большой такт, такой, например, какой был проявлен при реконструкции Большого театра в Москве, театра во Львове, где модернизация технологии, добавление необходимых сегодня функций не нарушают гармонии здания.

При изменении функции (культовые сооружения, бывшие дворцы, усадьбы) особенно остро встает проблема поиска нового содержания, отвечающего образу здания, его планировочным и объемно-пространственным особенностям. Поэтому решая вопросы функционального зонирования города, необходимо учитывать наличие памятников и целесообразность их использования. Следует предусматривать постепенное уменьшение функциональных нагрузок на исторические ценные территории, где ограничены возможности нового строительства и имеются большие сложности транспортного обслуживания.