Закономерные соотношения элементов как условия формирования целостной архитектурной формы

2

Приведенный пример свидетельствует, что важнейшим условием создания архитектурно-пространственных форм является умение увидеть совокупность взаимодействующих элементов с точки зрения участия каждого из них в достижении единства композиции. Как правило, этот процесс сопровождается регулированием свойств вводимых в структуру компонентов. Покажем это на нескольких простейших схемах.

Начнем с уточнения того, что наличие одной цельной формы не означает образования композиции, поскольку при этом отсутствует один из качественных признаков композиции — структурность. Функциональное содержание архитектурных объектов обычно также требует выделения в них нескольких самостоятельных частей.

Разместим две одинаковые формы рядом, однако целостность по-прежнему отсутствует по той причине, что составляющие элементы обладают одинаковыми визуальными свойствами. Ни одна часть этой простейшей структуры не выполняет пока какую-либо определенную роль — ни главного, ни второстепенного звена. Подобное размещение рядом двух одинаковых форм не приводит к образованию системы соподчиненных элементов, т. е. не обеспечивает формирование архитектурной композиции.

Совершенно иная ситуация складывается, если разместить рядом, во фронт три одинаковые формы с равными интервалами. Между частями образовавшейся структуры возникает система соподчинения. Это происходит по той причине, что элемент, расположенный посередине, отличается от крайних по одному свойству — положению в пространстве.

Элементы на флангах обладают совершенно одинаковыми свойствами и именно поэтому снижают композиционное значение друг друга. В этой позиции нужно увидеть не просто неравенство свойств элементов, а появление системы соподчиненных элементов. В ней выделились формирование главный (средний) и второстепенные композиции ИЗ нескольких (Два крайних) компоненты.

В итоге одинаковых элементов мы получили простейшую архитектурную композицию, в которой словно обнажена система взаимосвязей ее элементов. Точно так же в самой сложной композиции, с большим количеством составляющих звеньев, должна быть сформирована понятная зрителю система соподчинения элементов.

А что произойдет, если выделить средний из трех одинаковых элементов еще по какому-либо визуальному свойству? Все зависит от конкретных отношений первичных свойств. Если мы сделаем средний элемент немного выше или шире крайних, то получим более выразительную архитектурную композицию.

Но если мы будем бесконечно увеличивать ширину среднего элемента, то неизбежно разрушим сложившуюся ранее простейшую композицию, потому что из-за чрезвычайно контрастных размеров среднего и крайних элементов исчезнет их композиционная взаимосвязь, и объект покажется нам единственной формой, имеющей по краям очень маленькие и потому невыразительные членения, зрительно несопоставимые с целой формой.

Для того чтобы дополнительно выделить средний элемент, вовсе не обязательно увеличивать его. Можно сделать его даже несколько уже, чем крайние. Наделение его каким-либо дополнительным, отличительным от соседних компонентов свойством, например подчеркивание цветом, поддержка двумя симметрично расположенными дополнительными формами ), сделает структуру еще более выразительной.

Проследим, что произойдет, если увеличивать количество одинаковых элементов, выстроенных в ряд. Если составляющих будет четыре, то в их структуре станут выделяться два средних и два крайних элемента. Оба единственно главным звеном, что, безусловно, будет снижать целостность структуры по сравнению с вариантом, то они по значимости будут выстраиваться более определенно: средний элемент станет главным, а пары элементов, симметрично расположенные с двух сторон от него, окажутся второстепенными компонентами первого и второго порядка (по мере удаления от главного). При дальнейшем наращивании количества элементов система соподчиненных элементов будет становиться все более громоздкой и менее выразительной.

Выявленные принципы соподчинения элементов действуют в разнообразных реальных архитектурных формах. Так, в композиции главного фасада Воскресенской церкви в Витебске, несмотря на активное развитие по вертикали башен как фланговых элементов, художественную функцию главного звена структуры выполняет меньшей высоты портал, замыкающий основную часть нефа храма. В пределах портала выделена еще более локальная зона, акцентированная крупным оконным проемом и входным узлом с богатым обрамлением.

Разместим рядом два элемента, различных хотя бы по одному свойству, например по величине. Любой из привлеченных элементов может стать главным, но пока этого не произошло. Попытаемся сформировать композиционный центр на базе элемента 1. Введем простейший линейный компонент 3, ориентированный горизонтально и как бы обрамляющий главный элемент 1 сверху.

Образовавшаяся структура близка к тому, чтобы можно было считать ее сложившейся композицией: наметился главный элемент 1, оформилось несколько второстепенных. Причем количество второстепенных компонентов равняется не двум, как может показаться, а минимум четырем. Ведь линейные элементы 2 и 3 расположены в пространстве таким образом, что делят друг друга архитектурной композиции тельную направленность в сторону от на основе двух узла их пересечения, словно обволакивая неравных элементов главный элемент 1 силовыми полями своего композиционного влияния.

Однако количество выразительных средств справа от кульминационного центра (т. е. число компонентов и взаимосвязей, сумма их первичных свойств) заметно превосходит сумму подобных средств на левом фланге. По этой причине несколько слабее выражено композиционное значение главного элемента 1: он оказался зрительно излишне близко к левому краю структуры.

Придя к такому выводу, поищем средства для устранения выявленного недостатка в отношении целостности и уравновешенности структуры. Приемлемым решением станет, например, введение нового элемента 4, наложенного на левый край горизонтального стержня 3.

Если же поставить задачу еще большего усложнения структуры, то можно дополнительно обогатить зону композиционного центра, выполнив новое членение на элементе 1, акцентировав новообразованную часть этой формы цветом, иным геометрическим видом, фактурой и т. д.. Исходная ситуация с двумя неравными элементами может получить совершенно другое развитие.

Проследим далее за действием механизма формирования архитектурной композиции на новой исходной ситуации, которая содержит три разных элемента. Группа привлеченных архитектурных элементов не обладает пока качественными признаками композиции, так как здесь нет четкой системы соподчинения.

Любой из привлеченных элементов после соответствующей трансформации первоначальной структуры может претендовать на роль главного. Так, формирование композиционного центра на базе самого высокого элемента 3 показано на рисунке.

Не менее выразительная композиция получена при оформлении в качестве главной ее части самого малого элемента 1. Для этого понадобилось ввести в структуру два новых составляющих, окружающих элемент 1 сверху и слева, и подчеркнуть центральное звено цветом или фактурой.

Можно разработать множество вариантов оформления кульминационного центра возле среднего компонента 2 или большого. Причем эта задача будет решаться даже меньшим количеством выразительных средств.