В городе с прямоугольной планировочной сеткой

3

Улица более не является извилистой щелыо между -стенами домов, но «становится значительным, зрительно организованным пространством. Она имеет самостоятельную функцию кай продолжение площади и как площадь часто обстраивается колоннадами, дающими укрытие от солнца. Важно, однако, заметить, что при всем этом в планировке эллинистических городов не проявилась тенденция замыкания перспективы улиц ведущим, стоящим на оси архитектурным объемом. Это было естественным отражением некоторых сторон эллинистического мышления, в котором не -содержалось предпосылок для равновесной организации -среды по принципу зеркальной геометрической симметрии геральдического типа. Ни религия, пи центральная бюрократическая власть не могли в это время играть воеобъединяющей роли. Хотя центральный бюрократический аппарат и выступал как одна из главных опор нового класса, общественное -сознание отводило ему роль внешнего фактора. Он должен был выполнять свои собственные функции в интересах горожан и вместо горожан, отошедших от политической деятельности в -силу того, что личные выгоды, торговля и предпринимательство стали главным -содержанием их жизни.

Такая планировочная композиция эллинистического города представляется нам незавершенной в сравнении, например, с композицией римской эпохи, где использовалось то же монументальное -оформленное пространство, но в которое включался ведущий объем или монумент. Это было существенной переработкой эллинистического принципа в соответствии с новыми условиями жизни общества.

В композиционном построении- эллинистического -города важное значение имела организация общественного центра, выделявшегося из жилой застройки. В архитектурных решениях городских центров проявилась тенденция к разнообразию и живописности, особенно заметная в городах, расположенных на гористом рельефе местности, несогласном с регулярной планировочной сеткой. Возможно в этом выражалось также стремление перенести в город некоторые черты архитектуры акрополей, не служивших более центрами Общественной жизни. Примером эллинистического города, в котором «гипподамова» планировочная сетка нашла сочетание со ступенчатостью и живописностью объемной застройки, была Приена.

Приены служила рыночная площадь — агора. Ее пространство не было лишь равнозам.кнутым со всех сторон перистилем, но получило развитие, связанное с общей композицией города. Стоа и другие галереи-колоннады (у стадиона и у площади храма Афины) были общественными лоджиями «прекрасного вида», который открывался от них на красиво спланированный город, умело вписанный в выразительный природный пейзаж. В этом воплотилась эстетическая идея о зрительном образе единства города, разделяемая Аристотелем. Общая композиция создает образ разумно распланированного и прекрасно устроенного города — города, подобно Нарциссу, любующемуся на самого себя и на окружающие его драматические пейзажи.

B архитектуре Древней Греции отчетливо проявилась глубокая внутренняя связь формы и характера соответствующего ей общественного сознания. Конкретный анализ архитектурнопространственной формы в этом аспекте и является задачей дальнейшего модельного исследования, которое предлагается выполнить студентам с помощью масштабных моделей.

Прежде чем предложить примеры тем для модельного исследования, необходимо сделать одно общее замечание относительно специфики и значения моделирования эстетического восприятия форм древнегреческой архитектуры в профессиональной подготовке архитектора.

Отмеченная взаимосвязь «высокой, непревзойденной и недосягаемой» классической архитектурной формы с достаточно примитивным принципом, каким представляется нам принцип космической гармонии, отражающий структуру патриархальной семьи, отнюдь не принижает значения и художественной ценности древнегреческой архитектуры. Как отмечал К. Маркс, обаяние этого искусства не находится в противоречии с той неразвитой общественной ступенью, на которой оно выросло. Напротив, «оно является ее результатом и неразрывно связано с тем, что незрелые общественные отношения, при которых оно возникло, и только и могло возникнуть, никогда не могут повториться снова». Возможно, что последовательное и неуклонное следование примитивным и ясным принципам, существовавшим в самой жизни, и позволило греческим зодчим добиться классического совершенства формы, когда один храм служил моделью в натуральную величину для следующего храма, возводимого на основе все тех же правил, но с учетом доступного каждому опыта эстетического восприятия.

При моделировании восприятия гармонии, к которой стремились «нормальные дети» человечества необходимо своего рода творческое, актерское перевоплощение. Только оно может принести нам «радость общения с наивным миром ребенка и служить развитию того, чтобы на высшей ступени воспроизводить свою истинную сущность».

С учетом свази архитектурных форм и изобразительных элементов предлагается выполнить следующие задания.