Тектоника и отношение «пространство — масса»

18

Архитектура Древней Греции несет -в себе образ космического порядка и гармонической структурности мира: даже сетодня руины греческих храмов передают чувство противоборства силам разрушения.

Композиционный прием, при .помощи которого достигается чувственно воспринимаемое подразделение элементов по их функции 1в структурном целом, характеризуется понятием тектектонической древнегреческой архитектуре мы легко различаем несущие и несомые элементы, поддерживающие и нависающие. Несущие элементы — колонны, несомый элемент — антаблемент, который в свою очередь, подразделяется на несущую балку — архитрав, опирающиеся на него поперечные балки, отмеченные триглифами со вставками между ними (метопами), и венчающий карниз.

Архитектура имеет дело с физической массой вещества и обладает определенной структурностью и другими свойствами массы, но она существует и как среда для функциональных процессов, как ограниченное пространство. Представление о гармоническом отношении между пространством и массой также восходит к образу космической гармонии. Здесь пространство и масса были двумя элементами космоса — мира, где царит гармония, построенная на том, что вещество не распылено равномерно, и мир существует не в виде некой кашицы, но сжато в тела, расчлененные друг от друга пространством. В архитектуре масса «вдыхает» в себя пространство космоса и образует пустоты, которые в сочетании с выступающей массой создают гармонию.

Воплощение этого представления мы обнаруживаем в Парфеноне, где найдено чувственное «равновесное» сочетание пустот и масс, т. е.— колонн и интервалов между ними. В Парфеноне соединены воедино образы структурности мира, общественной и космической гармонии. Такое соединение вызывает корректировку принципов формообразования, отмеченную Н. И. (Бруновым. «Бросается в глаза,—пишет Н. И. Брунов, — что дорические колонны даже в Парфеноне (разрядка наша А.К.) намного толще, чем это требовалось из конструктивных соображений, что они придвинуты друг к другу значительно ближе, чем это нужно на основании расчета конструкции. Это становится особенно ясным, если сравнить колонны Парфенона с колоннами северного портика Эрехтейона. В северном портике Эрехтейрна пропорции колонн и интерколум- биев гораздо ближе к пределу, который вытекает из материала. Излишнюю, с точки зрения конструктивного расчета, массу материала в Парфеноне можно было бы объяснять тем, что греческие архитекторы только постепенно усовершенствовали свои конструкции и технику и что приближение к предельной тонкости колонн шло постепенно и еще не (было достигнуто в эпоху постройки Парфенона. Но и такое объяснение будет неправильным, так как мы уже в архаическую эпоху, задолго до других близких ему по пропорциям зданий, имеем греческие храмы, в которых -колонны расставлены гораздо дальше друг от друга, нам в Парфеноне… Все это -показывает, что пропорции наружных масс классических храмов нельзя целиком вывести из требований материала и конструктивных расчетов. Широко расставленные колонны некоторых архаических храмов оказываются в этом отношении ближе к северному портику Эрехтейона и к формам последующей архитектуры, чем -к Парфенону».

Несмотря на бросающиеся в глаза отступления классической древнегреческой архитектуры от рационалистической нормы отношений массы колонн и пространства 1Интерколумбиев, этот существенный факт не был еще объяснен в теории композиции. Объяснение ему может дать, по-видимому, лишь идея о том, что в период создания наиболее сложного художественного образа в античной архитектуре стремление зодчих к гармоническому равновесию масс и пустот, существенно определившее основные отношения, формы и пропорции периптера, исходило из общего семантического принципа космической гармонии.

Дальнейшее изменение композиционных принципов после классического периода развития греческого искусства было вызвано возникновением новых форм общественных отношений, новым характером общественного сознания. Эти принципы могут быть прослежены в архитектуре еще одного храма, построенного на площадке Афинского акрополя тридцать два года спустя -после сооружения Парфенона.