Принцип космической гармонии

22

История древнегреческой мысли с самого начала связана с представлениями о том, что противоборство и столкновение сил определяет развитие жизни и что эти процессы подчинены устойчивому строю гармонии. Источником гармонии является сама природа.

Представлении об общем космическом порядке были перенесены в Грецию, вероятно, из Древнего Египта и Месопотамии. Эсхил (VI в. до н. э.) связывает разумную жизнь людей с пониманием гармонии движения созвездий:

«(Бессмысленной и беззаконной их жизнь была,

Пока не объяснил я им движения созвездий

И не открыл возвышенной числа науки»

(Эсхил «Прометей»).

Космический порядок предполагает существование ведущего центра, из которого формируется космос. Этот центр в самом общем делом есть «дом Зевса, мать и алтарь богов, связь и мера природы» (Филолай). Центр подчиняет себе части мира, и каждая часть имеет свой центр. Складывается естественная «демократическая» иерархия, ибо меньшее и более слабое должно по природе вещей подчиняться большему и сильнейшему. Космический порядок является универсальным и распространяется «на все, что в нем». Здесь «слабейшее подчиняется сильному и образуется единый мир, гармонически сложенный из противоположностей». Так строится гармония и согласие в патриархальной семье, затем переносится на семью богов, возглавляемую Зевсом, и координируется с представлением о природе и целесообразном общественном устройстве. Так строится и гармония в искусстве. Точно так же, как «сущность государства, как и веяного сложного целого, заключается в том, что в нем господствует и наиболее сильно», во веяном художественном целом самым важным является то, что доминирует: «управитель хора не допустит, чтобы голос, который превосходит весь хор своею силою и изяществом, раздавался в хоре вместе с остальными голосами».

Общее представление о композиции архитектурных ансамблей акрополей и священных участков не противоречит принципам космической гармонии.

Во-первых, в (Греции существовали уникальные условия одновременного восприятия комплекса построек, когда объемы храмов могли возвышаться друг над другом, и над городом и снизу был виден наклонный извилистый путь движения вверх, обозначенный многочисленными статуями и колоннами. Так, видимый снизу ломаный путь движения на священном участке в Дельфах уходит к четко ориентированному в пространстве объему главного храма (его продольная ось параллельна оси входа на участок). Этому объему, словно планеты солнцу, подчинены расставленные на участке меньшие по размерам и подобные главному храму сооружения. Бея эта картина открыта зрителю и разворачивается перед ним в процессе движения к храму по зигзагообразному пути.

Далее, можно обратить внимание на тот факт, что в комплексах храмов сооружения ничем не связаны между собой кроме того, что они подобны друг другу и часто весьма различны в размерах. Типичный только для архитектуры Древней Греции пример такого сочетания можно видеть на священном участке в Олимпии, где каждому элементу комплекса дана трактовка «завершенного в себе начала» и масштабная соразмерность, приведенная к единой человеческой мерке. И только на основе принципа космической гармонии можно дать объяснение архитектурно-композиционному решению и оценить его значение.

Теперь постараемся показать, что семантический принцип космической гармонии также приложим к анализу композиции одного из наиболее значительных ансамблей древнегреческой архитектуры — Афинского акрополя.