Оптические иллюзии

4

Композиционные приемы, которые вызывали у зрителя преувеличенное представление о действительных размерах элементов -города, могут быть проанализированы на моделях. При моделировании можно обратить внимание на резкий контраст между узкими улицами жилых районов (обычные улицы 1,5—2 м, улица процессий в Вавилоне — 7,5 м в ширину) и огромными площадями «верхнего города», на расчлененность стен вертикальными элементами и на их зубчатые завершения, но -сам характер поверхности стен мелкой кирпичной кладки, на наклон стен некоторых зиккуратов и россыпь узких окон , на грандиозные открытые лестницы с обычными размерами ступеней и фигурами людей — участников процессии, удерживающих представление о человеческом масштабе верхних частей сооружения. При таком изучении можно найти ряд оснований, указывающих на то, что преднамеренное создание условий для преувеличенного восприятия размеров сооружений основано на учете некоторых свойств человеческого зрения.

Точно так же как солнце у горизонта кажется огромным, когда оно оказывается за далекими домами и деревьями и рядом с ними, наши представления о размерах внезапно меняются, когда мы замечаем случайную человеческую фигуру на крыше храма или на шпиле башни. Сооружения кажутся более высокими и стройными, если их части наделены постоянными индикаторами масштаба. B городах Месопотамии мы допускаем присутствие человеческой фигуры почти в любых точках — на вершинах зиккуратов и их уступах, на оборонительных башнях и у края зубчатых стен. Это присутствие подготовлено архитектурными элементами, соразмерными человеческой фигуре.

Эффект оптической иллюзии в восприятии размеров архитектурных сооружений следует связывать с масштабными представлениями— ощущением величины элементов по отношению к размерам человеческой фигуры. В. Гропиус, например, стремившийся обобщить композиционные принципы дизайна (имеющего дело с более мелкими объектами) и архитектуры, принимал во внимание лишь геометрические аспекты иллюзий, указывая на то, что квадрат, разлинованный линиями, идущими горизонтально или вертикально, кажется удлиненным в направлении, противоположном направлениям линий, и что девушка в купальнике выглядит более стройной при горизонтальных полосках на материале. Эти наблюдения не могут быть, очевидно, механически использованы для рекомендаций в области архитектуры, где определяющее значение имеют масштабные представления: узкие вертикальные башни стен, оставляющие кажущиеся узкими проходы между ними, подобные фланкирующим башням вертикальные членения етен, узкие окна и похожие на них элементы сужают, уменьшают концептуально воспринимаемую человеческую фигуру, подавляют человека, воспринимающего и «примеряющего к себе» эту архитектуру, придают сооружениям большую кажущуюся высоту и грандиозность. Так обнаруживается связь закономерностей композиционного построения формы, выраженных в понятиях «оптические иллюзии» и «масштаб», и характера общественного сознания эпохи.