ГОТИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП ЕДИНСТВА МНОЖЕСТВЕННОСТИ

9

(ПОНЯТИЕ О МЕТОДАХ СЕМИОТИКИ, ПОНЯТИЯ «ВЕРТИКАЛЬНОЙ» СИММЕТРИИ, ТЕКТОНИКИ, ГЕЛИОПЛАСТИКИ И ЦВЕТОФОРМЫ, ЦВЕТОВЫХ ПЛОСКОСТЕЙ)

Следующий период истории мировой архитектуры связан с новой страницей в развитии классового общества —с переходом от рабства к феодальному строю, с историей средних веков. Моделирование «видения» этой новой своеобразной эпохи представляет собой не менее сложную задачу, чем те, е которыми мы встречались при изучении архитектуры более удаленных от нас исторических периодов. Первая существенная трудность проявляется в том, что видение средневековой эпохи, отличающееся в его основных аспектах от эстетического восприятия среды в предыдущие и последующие эпохи, не находило прямого отражения в композиционной организации плана города, лишенного симметрии и регулярности. Планировка средневекового города складывалась под влиянием экономических, политических, функциональных и природных условий. Первоначально это был укрепленный островок, обеспечивающий элементарные условия существования населения в темное время нашествия и разбоя, когда необходимость защиты доминировала над всеми помыслами. В Западной Европе ядром складывающегося города служила укрепленная цитадель. Это был замок феодала шли монастырь, выступавшие орудием эксплуатации окрестного населения, «вынужденного работать на своих вассалов в награду за клочок земли, и гарантию защиты в минуту опасности.

Экономической основой городов было развитие в них ремесленного производства и обмена продуктов этого производства на сельскохозяйственные продукты и сырье. Эта основа, в свою очередь, могла возникнуть лишь в условиях более производительного, чем при рабовладельческом строе, сельскохозяйственного труда, дававшего необходимый для обмена излишек продуктов и обеспечивавшего приток населения в города. Однако оживленное развитие средневековых городов началось лишь через пять веков после падения Римской империи, когда были созданы условия для Общего экономического развития феодальной Европы. Политическая ситуация этого периода характеризуется борьбой окрепших городов за освобождение от власти феодалов, часто в союзе с королевской властью, выступавшей за ликвидацию феодальной раздробленности. Городская стена оказалась, таким образом, обоюдоострым оружием, подорвавшим мощь цитадели и давшим свободу внутри города. Горожане могли укрываться здесь, вместо того чтобы идти под защиту вооруженного феодала, и город мог взять на себя некоторые функции эксплуататора деревин.

Место строительства города часто выбиралось из соображений обороны, поэтому застройка располагалась на сложном рельефе. Этим вызывалась и крнволинейность улиц города, когда при строительстве обходились какие-то «местные, впоследствии исчезнувшие, препятствия. Постоянный рост города, сжимаемого, пока это возможно, кольцом оборонительной стены, Обусловил верти, кализм архитектурных форм и тесное устремленное вверх пространство. Хотя структура отдельного города складывалась без заранее составленного плана, отмеченные выше объективные условии выработали определенную систему планировки, получившую позднее название радиально-кольце-  вой системы. Кольцевые улицы следовали наслоением застройки вокруг центрального ядра, а радиальные служили проходами от этих улиц и городских ворот к центру. Такая система могла существовать и в представлении как идеальная схема ориентации человека в городе. Однако даже радиальные улицы были не прямыми лучами, а извилистыми, иногда тупиковыми, и не открывавшими перспективы на центральное композиционное ядро. Поэтому следует признать, что термин «радиально-кольцевая система» не вполне удачен для характеристики собственно средневекового города, не подверженного реконструкциям в более поздние эпохи, рационализировавшие средневековую застройку и соответствии с новыми представлениями.

Возникавшие под влиянием естественных сил формы городской среды несли на себе и отражение средневекового (миросозерцания и в своем развитии не могли не получить эстетического переводлощения. Таи были выработаны архитектурно- комлозиционные прин1ципы, созвучные характеру общественного сознания эпохи. Одним из ведущих принципов в средневековой культуре мог быть отмеченный многими исследователями принцип «иерархического единства множественности». Рассматривая далее этот принцип как весьма общий, характерный для социальных явлений эпохи, мы получим возможность проследить знаковую функцию архитектурно-пространственной формы и отметить ее более общее значение, лежащее вне ее собственной языковой системы.