Новая эра началась при папе Урбане VIII. Он утвердил эдикты Тридентского собора и сделал иезуитов своими основными союзниками в борьбе за торжество католической церкви. В то же время он допустил дальнейшую секуляризацию папской власти, которая вступила на путь соперничества с королевскими дворами Европы. Антиэстетические настроения, сопутствовавшие Контрреформации, сменились теперь признанием ценности художественных произведений. От искусства больше не требовалось быть лишь послушным инструментом распространения веры, напротив, предполагалось, что оно станет источником эстетического наслаждения.

Первый строительный проект Урбана должен был решающим образом видоизменить облик Рима. Папа намеревался возвести новые стены вокруг города. Два фрагмента были возведены в районе Джаниколо, и огибают Трастевере. Предполагалось, что новые стены будут располагаться ближе к центру города, чем прежние, и таким образом будут нести также и оборонительную функцию. Урбан также приказал отреставрировать целый ряд пришедших в упадок раннехристианских церквей. Сооружение дороги, ведущей от церкви Сан Эвсебио к Санта Бибиана, был составной частью этой работы. Урбан поручил Пьетро де Кортоне расписать интерьер этой церкви, а Бернини — подготовить проект нового фасада. Была также построена дорога, соединявшая виа дель Пелегрино (по которой проходили пилигримы, направлявшиеся в Ватикан) с монастырем Кьеза Нуова, построенным Борромини. Кроме того, он расширил пьяцца Квиринале (площадь перед папским дворцом), лежащую на вершине холма, чтобы предоставить больше пространства паломникам, собиравшимся здесь в надежде получить благословение папы. Дорога, ведущая к площади, была спроектирована Бернини, так же как и сторожевая башня, отделявшая площадь от города, лежащего внизу, у подножия холма. Наконец, Урбан дал поручение оформить декоративным фасадом фонтан Треви, который располагался по соседству с пьяцца Квиринале. Впрочем, этот проект остался незавершенным. Между тем Борромини работал над проектом палаццо Карпенья для площади перед фонтаном Треви.

Урбан VIII Барберини
Пьетро да Кортона Аллегория божественного провидения, 1633-1639 Рим, палаццо Бернини Фреска плафона, салон

Урбан VIII Барберини
Рим, палаццо Барберини, 1626-1629 Гравюра Джованни Баттиста Пиранезы

Карло Мадерна (проект)

Джан Лоренцо Бернини и Франческо Борромини (исполнение)

В своем проекте виллы Саккетти Пьетро да Кортона использовал лестницы и террасы, портики и ниши, гроты и водные забавы, создав с их помощью подлинно театральные эффекты. Торжественное появление придворного общества не могло быть оформлено более впечатляюще. Главный и парковый фасады палаццо Барберини имеют сходную композицию, объединяя сад и лоджию.

Пьетро да Кортона<br />Рим, вилла Саккетти, 1625-1630 с гравюры Гецци
Пьетро да Кортона
Рим, вилла Саккетти, 1625-1630 с гравюры Гецци
Джан Лоренцо Бернини<br />Рим, фасад церкви Санта Бибиана, 1624-1626
Джан Лоренцо Бернини
Рим, фасад церкви Санта Бибиана, 1624-1626

Надо заметить, что Урбан предпочитал масштабную архитектуру. Спустя некоторое время архитекторы, которым он покровительствовал — Бернини, Борромини и Пьетро де Кортона добились широкой известности, при этом каждый шел своим собственным путем. Джан Лоренцо Бернини, например, привлек внимание кардинала Счипионе Боргезе. В ранний период своего творчества он создал статуи, изображающие Энея и Анхиса, а также Давида. Он довольно быстро стал одним из любимцев Урбана, который заметил, что большой удачей для Бернини было то, что Маттео Барберини стал папой, но еще большей удачей для папы было то, что Бернини жил во время его правления. Бернини долгое время работал по заказам церкви при преемнике Урбана Иннокентии, но, главным образом, конечно, в эпоху понтификата Александра.

Вскоре после принятия сана папа поручил Бернини заняться оформлением собора св. Петра, который незадолго до этого был завершен Карло Мадерной. Эта работа, претворение которой не сопровождалось разработкой какой-либо общей программы и включавшая самые различные виды деятельности — от создания бронзовой сени над местом погребения св. Петра до организации ансамбля площади перед собором — заняла более сорока лет. Этот проект более, чем какой-либо другой, стал символом папской власти и возрождения католичества, он также символизировал становление высокого барокко.

Проект балдахина над гробницей св. Петра, созданный Бернини, представлял собой единственный в своем роде пример синтеза скульптуры и архитектуры. Бернини исходил в своей работе из модели балдахина, который обычно носили во время церемониальных шествий, но многократно увеличил его размеры. Эффект был совершенно неожиданным: балдахин стал символом торжественного шествия к алтарю, пробуждавшим зрение и воображение одновременно. Использовав гигантские витые колонны, Бернини достиг особого ощущения движения в средокрестии храма. В то же время он повторил эту форму в оформлении опор мотив, перекликающийся с балдахином и порождающий единое иконографическое целое. Метод контраста оказался инструментом, благодаря которому художник решил проблему непрерывности традиции и преображения безыскусное™ и простоты прежней раннехристианской базилики в великолепие Контрреформации.