Подобно «ар нуво», национальный романтизм был общеевропейским движением, и в некоторых регионах, в частности, в Скандинавии, был открыто транснациональным.

Период около 1900 года увидел также и региональный романтизм, проявивший себя, например, во Франции, в регионалистских тенденциях в Нормандии, а также в Стране Басков. Хотя работы Рауля Лино в Португалии не обозначались как национально-романтические, но и их можно рассматривать в этом контексте.

Лино, воспитанный в Германии, всю свою профессиональную карьеру посвятил поиску идеального португальского дома — в зданиях, проектах и многочисленных публикациях. Около 1900 года Лино уже использовал язык историзма, в котором явственно прослеживались параллели со «сладким» португальским стилем позднейшего времени — эпохи Салазара.

Румынские претензии на свой национальный стиль, нашедшие свое выражение в таких сооружениях, как здание городской ратуши в Бузэу работы Александру Сэвулеску (1896), были исполнены в духе национального романтизма, как и неорусский стиль Федора Осиповича Шехтеля, образцом которого является Ярославский железнодорожный вокзал в Москве.

Многие аллюзии этого периода на кирпичную архитектуру Северо-Западной Европы около 1900 года также можно увидеть в свете национального романтизма; они были вызваны сходным стремлением к новой архитектуре, которая коренилась бы в национальных или региональных традициях.