Крупные государственные преобразования начала XVIII в., коснувшиеся всех сторон русской жизни, нашли свое отражение и в архитектуре Москвы первой половины XVIII в.

Появились новые, неизвестные ранее типы зданий, новые приемы и методы строительства. Но исторически сложившийся усадебный характер планировки и застройки Москвы, устойчивые традиции ее зодчества послужили причиной слабого распространения новых архитектурных форм и приемов, регулярного строительства по «образцовым» проектам, сыгравшим важную роль в первоначальной застройке Петербурга.

Не привилась в Москве и система «сплошной застройки», так как при усадебном расселении здесь стало традиционным расположение жилого дома в глубине участка, хотя градостроительные требования и в Москве диктовали размещение жилых домов с симметричной композицией фасадов по красной линии.

Вместе с тем в жилой застройке Москвы происходили известные прогрессивные изменения. В частности, в жилой рядовой застройке города первой четверти XVIII в. получили распространение деревянные оштукатуренные дома, сходные в основных чертах с «образцовыми домами», предназначенными для низших слоев населения.

Жилые дома, возводимые зажиточной частью населения Москвы, имели более сложную планировку, состояли из нескольких комнат различного назначения. В этих домах появляются парадные комнаты, окончательно становятся симметричными общая композиция и планировка, фасады компонуются в соответствии с регулярными планами.

В композициях фасадов все шире применяются пилястры, фронтоны, фигурные наличники окон, повторяющие в упрощенном виде декоративное убранство зданий дворцового типа.

Но в новых условиях уже с конца XVII в. начали изживать себя приемы композиции дворцовых комплексов предшествующего времени, представляющих собой живописное сочетание различных по величине самостоятельных объемов.

Перед зодчими встала задача создать новый тип представительного дворцового здания, отвечающий требованиям регулярности сооружения, простой по объемной композиции, построенной на основе ордера.

Из дворцовых сооружений Москвы выделяется Лефортовский дворец. В 1707 г. этот дворец перешел во владение А. Меншикова, который предпринял широкую перестройку его с целью расширения.

К старой части дворца, возведенной зодчим Дм. Аксамитовым в конце XVII в., М. Фонтана пристроил протяженные трехэтажные корпуса, образовавшие обширный прямоугольный внутренний двор.

Первый этаж корпусов со стороны двора имеет открытую аркаду. Парадный въезд во двор, расположенный в центре корпуса, выходящего на красную линию улицы, перекрыт аркой и отмечен фронтоном. Фасады новых корпусов дворца ритмично расчленены пилястрами и отличаются скромным декоративным убранством.

В новой части дворца Меншикова в Лефортове сохраняется много традиционных особенностей. Любопытно сходство плана Лефортовского дворца с построением древнерусских гостиных дворов, для которых типичным был план в форме замкнутого прямоугольника с помещениями, выходившими на открытую галерею большого внутреннего двора.

Свойственные подобным сооружениям скупость декоративного убранства и замкнутость плана в известной мере проявились и в композиции новой части Лефортовского дворца. Дворец с суровыми наружными стенами, первоначально не имевшими штукатурки и покраски, казался полукрепостным сооружением.