«… Я родился уже художником»

Замечательный русский зодчий Василий родился 1 марта 1737 года (по другим источникам — 1738 года) в селе Дольском близ Малоярославца. Его отец, Иван Баженов, был псаломщиком в церкви, что «у Иоанна Предтечи за Золотой решеткой в Кремле».

В автобиографии, найденной среди бумаг Центрального исторического архива, написанной Василием Ивановичем Баженовым в 1767 году, прочтем: «… Я отважусь здесь упомянуть, что я родился уже художником… Рисовать я учился на песке, на бумаге, на стенах и на всяком таком месте, где я находил за способ, и так я продолжал лет до десяти. Между прочим по зимам из снегу делывал палаты и статуи, что и теперь я желал то видеть».

До десяти лет Баженов нигде не учился, возможно, первые уроки грамоты он получил от своего отца. В 10 лет он был отдан в Страстной монастырь, где пел в хоре, но пребывание в монастыре не приносило ему радости. Сколько лет он пробыл в монастыре, неизвестно.

В 15 лет Баженов начал работать у живописца. Он получил профессиональные навыки и научился работать самостоятельно на различных объектах.

На одной из строек знаменитый московский зодчий Д. В. заметил старания молодого Баженова и предложил ему работу в своей команде. Во время пребывания в команде зодчего Баженов знакомится с трактатами по архитектуре: «Правило пяти ордеров архитектуры» Д. Виньолы (итальянский и теоретик архитектуры, 1507-1573), «Четыре книги об архитектуре» Андреа (итальянский архитектор, 1508-1580), «Десять книг об архитектуре» В. Витрувия (римский архитектор и инженер, 2-я половина I в. до н. з.), изучает классическую архитектуру и ее теорию (см. с. 180, рис. V.58).

Здесь, в Москве, у Баженова зарождается любовь к русской архитектуре. Баженов занимался у Ухтомского около года и но его рекомендации был записан в университет, открывшийся 26 апреля 1755 года, для обучения иностранным языкам. Знание иностранного языка было необходимо: впереди будущего архитектора ожидала стажировка за границей. Будучи вдали от дома, он занимался живописью и офортом.

В 1775 году Баженов приезжает в Петербург на учебу к архитектору С. И. Чевакинскому. Выдающийся русский архитектор Савва Чевакинский в это время заканчивал строительство Никольского Морского собора в Петербурге, одну из своих самых лучших работ. Баженов принял участие в строительстве собора. Недалеко от собора, на берегу Крюкова капала, высится стройная трехъярусная колокольня. Существует мнение, что колокольня была построена по проекту молодого Баженова. Современники находи. in между архитектурой колокольни и другими работами зодчего что-то общее.

Баженов проработал у Чевакинского два года, а затем поступил в Академию «трех знатнейших художеств» живописи, ваяния и зодчества. Здесь он изучает основы рисунка, композиции и перспективы. Его учителями были замечательные педагоги Ж.-Б. Валлен-Деламот (1729-1800) и Александр Кокоринов (1726-1772). Баженов знакомится с творчеством различных мастеров, получает новые знания и впечатления.

Учеба в Академии явилась важным этапом в творчестве будущего зодчего. Впоследствии Баженов с гордостью вспоминал, что Академия им «первым началась…»! У него появилось чувство ответственности перед теми задачами, которые ему предстояло осуществить.

В начале 1760 года А. Кокоринов обратился к графу И. И. Шувалову, президенту Академии художеств, с представлением относительно Баженова. В нем говорилось, что «Санкт-Петербургской Академии художеств студент Василии Баженов по особливой своей склонности к архитектурной науке, прилежанием, своим учением столько приобрел знания…», что может быть представлен высокопревосходительству «к происхождению в архитектурные второго класса в кондукторы с жалованием по двадцати рублев в год».

1 мая 1760 года Сенат указом произвел Баженова в архитектурные помощники в ранге прапорщика, а 12 сентября 1760 года он был отправлен за границу во Францию. Баженов ехал не только учиться, но и показать свое умение, талант и мастерство.

Как только Баженов появился в стенах Французской академии, он сразу получил признание со стороны преподавателей. Во Франции Баженов намеревался завершить свое образование. Уверенный в своих знаниях, он хотел участвовать в конкурсе на золотую медаль вместе с французскими студентами, однако не был допущен к конкурсу, как иностранец.

В дальнейшем виднейшие французские зодчие дали отличную оценку Баженову: они подписали ему аттестат, отмечавший его выдающиеся достижения.

В России, узнав об успехах Баженова, ему присвоили 19 августа 1762 года звание адъюнкта.

30 октября 1762 года Баженов покидает Париж и направляется в Италию. Здесь его ожидает новый успех и триумфальное шествие по Италии. Он получает звание профессора Римской академии св. Луки, Флорентийская и Болонская академии избирают его в свои члены. 25-летний Василий Баженов — единственный, кому выпала такая честь.

За границей молодой зодчий много работал. Он выполнил интересные проекты Дома инвалидов в Париже и лестницы римского Капитолия, модели колоннады Лувра в Париже и собора св. Петра в Риме. К сожалению, и факты не подкреплены ни чертежами, ни документами, поэтому трудно представить эти проекты, но они произвели впечатление на современников.

Баженов возвращается в Россию профессором Римской академии, членом Флорентийской и Болонской академий, с блестящей характеристикой. А в 11етербурге некоторое время молчат, как бы не замечая признания Европой.

25 июня 1765 года он получает звание академика с оговоркой, что звание ему утверждается, но «определено задать ему программ, по которому он должен доказать знание свое, чем он в отсутствие из России упражнялся».

Василий Иванович выполнил эти программы в 1765 году.

Целый год Баженов пропел в поисках работы. Только 2 декабря 1766 года он был назначен архитектором по Артиллерийскому ведомству в чине капитана.

По приказу генерал-фельдцейх мастера Григория Орлова Баженов был отправлен в Москву «для казенных артиллерийских надобностей». Предполагали, что Баженова направили в Москву для восстановления здания Арсенала в Кремле, которое сильно пострадало от пожара 1737 года. Но задача, поставленная перед Баженовым, была иной. В 1766 году возникла мысль построить новый дворец.

При вступлении на престол Екатерина II обещала различные реформы, утверждение которых должно было пройти в Москве. Ожидался приезд иностранных делегаций и представителей российского государства. Для проведения такого форума было принято решение построить в Кремле дворец, а также восстановить все старые строения, так как они были мало пригодны для пребывания в них императрицы Екатерины II.

Баженову поручалось «изучение возможностей сооружения такого дворца и здания присутственных мест в Кремле».

Прибыв в Москву, Баженов познакомился, а затем близко подружился с Николаем Ивановичем Новиковым (1744 — 1818), известным русским просветителем, писателем, журналистом, издателем, который в дальнейшем привлек внимание Павла I, в свою очередь благосклонно отнесшегося к Баженову.

Во время пребывания Екатерины II в Москве Баженов высказал императрице свои соображения о новом проекте дворца и здания Присутственных мест в Кремле. В 1767 году проект кремлевской перестройки был готов. К концу года была создана Специальная экспедиция, а Баженов был назначен главным архитектором Кремлевского строения. В январе 1768 года он собирает себе группу помощников. В их числе был архитектор Матвей .

Группа Баженова была одним из сильнейших коллективов того времени. Состав «экспедиции» был утвержден, и началась работа над составлением водного проекта, сооружением модели, a также подготовка к строительству.

В середине декабря 1768 года Баженов вместе с помощниками выезжает в Петербург «для поднесения Ее императорскому Величеству на высочайшую апробацию чертежей и планов будущего вновь Кремлевскому строению». Проект Кремлевского дворца был одобрен Екатериной II, и группа приступила к проектированию, которое проходило в несколько этапов — от первой идеи 1767 года до окончательно утвержденного проекта в 1773 году.

Проект был представлен чертежами, рисунками и большим деревянным макетом размером 17×10 метров. Для изготовления макета был приглашен известный резчик по дереву Витман. До этого Витман работал у прославленного зодчего над макетом его замечательного творения — Смольного монастыря.

На территории Кремля было построено специальное помещение, «модельный дом», где изготавливали этот макет. Его делали из старых сухих. типовых досок, полученных из Коломенского, где сносили из-за обветшалости древний дворец царя Алексея Михайловича. А капители и базы колонн отливались из свинца. На макете можно было увидеть декоративную отделку главных парадных помещений.

Макет называли восьмым чудом света, на этом макете — своего рода школе — учились многие архитекторы и художники. Он производит сильное впечатление на всех, кто видел и видит его, своей величиной и величественностью замысла (макет находится в Музее архитектуры им. А. В. Щусева в Москве).

1 июня 1773 года состоялась торжественная церемония закладки дворца. Два года продолжалась большая подготовительная работа, но 26 мая 1775 года строительство было приостановлено и запрещено.

Все мероприятия отменялись. Одной из главных причин, почему не был осуществлен замысел Баженова, было отсутствие денег на строительство дворца, а после страшной чумы и московского бунта 1771 года Екатерина II потеряла всякий интерес к Кремлевскому дворцу, который должен был быть построен в центре города, назван городом бунтовщиков.

Так закончился грандиозный проект Кремлевского дворца для тех лет.

Проект усадьбы в подмосковном Царицыне

В 1775 году Екатерина II приобретает владение князя Кантемира — Черную Грязь в Подмосковье. Когда-то земли были проданы Петром I молдавскому господарю Д. К. Кантемиру (1673-1723). Место переименовали в Царицыно, к существующим зданиям пристроили новые. Царицыно понравилось Екатерине, и она обратилась к Баженову с предложением разработать проект перепланировки своей повой подмосковной резиденции. Уже в 1775 году Баженов представил два варианта проекта царицынской резиденции, из которых был выбран второй.

Перед Баженовым стояла трудная задача: на местности с очень сложным рельефом, большим количеством оврагов, ручьев и водоемов создать огромный комплекс: дворцовые покои, вспомогательные корпуса и другие здания. Все эти строения должны были соединяться мостами, аллеями и переходами. Здания размещались так, что их можно было рассмотреть со всех сторон: разные по объему и расположенные на разных высотах, они создавали с природой целостный художественный образ.

Баженов сам руководил всеми строительными работами. У него не было такой группы помощников, как во времена строительства Кремлевского дворца. Был установлен жесткий контроль в ведении отчетности со стороны администрации, строительный материал доставляли с опозданием, вовремя не расплачивались с рабочими. Но, несмотря на такую организацию, строительство продолжалось.

Однако и царицынскую усадьбу ожидала суровая судьба. В 1785 году Екатерина, посетив Царицыно, осталась недовольна ансамблем дворцовых зданий. Она повелела сломать дворцы и основные сооружения.

Действительной причиной сноса дворца явилась дружба Баженова с Новиковым и связь с наследником Павлом.

После вступления на престол Павел I не забыл о Баженове. Архитектор получает от императора чин действительного статского советника и назначение на должность вице-президента Академии художеств. Зная, что Баженов всю вторую половину своей жизни провел в долгах, император пожертвовал ему тысячу душ крепостных. Такое внимание Павла I к Баженову указывало на близкие отношения между ними.

В. И. БАЖЕНОВ

Но эти большие неудачи не сломили Баженова. Он, как истинный художник, преодолевая все трудности и беды, продолжал работать. На конец 1780-х — начало 1790-х годов приходится самый напряженный период его творческой деятельности.

В 1784-1786 годы Баженов создает свое замечательное творение, шедевр русской архитектуры — дом Пашкова, принесший автору большую известность (ныне в стенах этого дома находится Российская государственная библиотека). Oн строит дом Юшкова (1780) на Мясницкой улице, колокольню и трапезную церкви Богоматери Всех Скорбящих на Новой Ордынке (1780), дом Долгова на Мещанской, который пострадал во время Великой Отечественной войны (в 1957 году архитектором Р. К. Топуридзе были проведены исследовательские и реставрационные работы всех фасадов дома И восстановлен цокольный этаж в натуре).

В 1774 — 1789 годы Баженов проектирует и строит церковь в Быкове (1789), церковь в Троицком-Каянарджи (1774-1789), в усадьбе П. Панина-Михалкова.

Последняя большая работа Баженова — проект Михайловского замка в Петербурге (назван так в честь Михаила-Архангела, которого император Павел I считал своим покровителем). На месте Михайловской) замка СТОЯЛ деревянный летний дворец, построенный Ф. Б. Растрелли в середине XVIII века. В этом дворце жила императрица Елизавета Петровна. Здесь Павел I родился и пропел младенческие годы.

Михайловский замок

Павел I вступил на престол в начале 1796 года. Он боялся жить в Зимнем дворце и, согласно легенде, произнес: «Хочу умереть там, где родился». Павел I повелевает сломать дворец и на его месте возвести замок-крепость.

26 ноября 1796 года император издал указ, в котором говорил, что «действительный же статский советник должен иметь наблюдение, чтобы строение было с точностью по данному плану». Проект был создан, но Баженов не смог осуществить его. В 1797 году строить Михайловский замок назначают Вичепцо Бренну, который внес существенные изменения в проект Баженова.

26 февраля 1799 года Баженов был назначен вице-президентом Академии художеств В Петербурге ом проживал на Екатерингофском проспекте, 39 (ныне проспект Римского-Корсакова). В апреле 1799 года Баженов представил доклад Павлу I, где затрагивался вопрос об императорской Академии художеств. Огромные реформы предполагал осуществить знаменитый архитектор. Однако 2 августа 1799 года зодчего не стало.

А тем временем Павел I торопил Бренну. Строили замок шесть тысяч рабочих, которые трудились день и ночь. Император так торопился переехать в замок, что даже не дождался, пока высохнет штукатурка. Павел прожил в Михайловском замке только сорок днем и был задушен в своих покоях заговорщиками.

После гибели Павла I замок пустовал. В 1823 году замок передали Военно-инженерному ведомству. С тех пор он носит название Инженерный замок. Здесь, в инженерном училище, учился Федор Михайлович Достоевский.

Перед главными воротами замка стоит памятник Петру I. На постаменте надпись «Прадеду — правнук». Скульптор конной статуи Петра I — К. Б. Растрелли, отец знаменитою зодчего. Статуя была изготовлена в 40-х годах XVIII века. Она была установлена по приказу Павла I в 1800 году, на восемнадцать лет позднее Медного всадника, через 60 лет после ее создания.