Принципы построения архитектурного ансамбля и канон распространяются на промышленных и складских объектов, расположенных в городской черте.

Как правило, эти объекты сохраняют сложившуюся в предшествующий период структуру «двора», скрывающего за великолепно нарисованным фасадом производственные процессы. Это позволило не только развивать в городской среде сложившиеся производства (даже с «непривлекательными» функциями), но и превращать их в украшения города. К числу выдающихся памятников классицизма относятся лесной склад «Новая Голландия» в Петербурге с монументальной аркой, перекинутой над каналом, ведущим от Мойки во внутреннюю гавань (1763—1765, проект, С. Чевакинский, Ж.-Б. Валлен- Деламот); петербургский Скотопригонный двор (1821 —1825, И. Шарлемань). К Московской дороге выходил фасад двора, имевшего площадь около квадратного километра; в центре поставлен объем с тройной аркой входа и двумя бронзовыми быками по ее сторонам.

На набережных рукавов Невы, включаясь в их панорамы, встали знаменитые «буяны» — склады, спроектированные и Тома де Томоном, а в самой Петропавловской крепости, на площади против собора,— главное здание Монетного двора, фланкированное круглыми башнями (1798—1806, архит. A. Порто).

В Москве у Крымской площади были построены по образцовому проекту Провиантские склады (В. Стасов, 1821 г., 1832—1835 гг.). Это безордерная постройка, образ которой создается ритмом однотипных фрагментов: глухая стена с входом в центре, с полуциркульным окном над ним и двумя прямоугольными окнами по бокам.

Следует упомянуть также арсеналы, фасады которых решались по типу общественных зданий: два арсенала на Литейном проспекте в Петербурге (один построен Ф. Демерцовым, другой — B. Баженовым), арсенал в Киеве (1784— 1801, И. Меллер).

Промышленные объекты, строившиеся на фабричных и заводских территориях, первоначально имеют характер утилитарной оболочки без архитектурных претензий. Здания текстильных мануфактур обычно были многоэтажными (до пяти этажей), с тонкими, часто металлическими, колоннами, оставлявшими свободное пространство для оборудования и приводных ремней (ремни, приводящие станки в движение, вели к водяной турбине, установленной у реки или пруда с плотиной, а впоследствии — к паровой машине). На металлургических заводах строили преимущественно деревянные здания каркасного типа. Но в конце XVIII — начале XIX в. начинается процесс приведения промышленной застройки к правилам архитектуры. Наконец, в начале XIX в. был создан институт заводских архитекторов, началась разработка образцовых проектов. В первой трети XIX в. более 30 архитекторов работали в горнозаводских комплексах Урала; большой вклад в развитие промышленной архитектуры внес 3. А. Комаров, Гороблагодатских заводов. Крупнейшим специалистом стал выпускник Академии художеств И. Свия- зев, работавший в Перми, Воткинске и других городах. Их трудами производственные комплексы упорядочивались не только функционально, но и композиционно — по законам классицистического канона и с использованием ордерных форм. Эта сфера строительства составила важную страницу в истории русского классицизма.

В промышленном строительстве началась отработка методов конструирования большепролетных металлических конструкций. Так, в 1825 г. на

Верхне-Исетском заводе были поставлены металлические фермы системы Полонсо пролетом 24 м. В 1829 г. И. Свиязев изобрел сегментную ферму, которая была, как он писал, «вдвое дешевле и легче других конструкций», и применил ее на Боткинском заводе. Это были события, на первый взгляд, неприметные, но очень важные: рациональная конструкция, рождающаяся в заводских цехах, вскоре займет видное место в формировании архитектурного пространства гражданских зданий. Важен был опыт промышленной архитектуры и в другом отношении: жесткие требования производственных циклов, необходимость сокращения перевозок, экономические требования — все это было отличной школой воспитания функционалистской логики, которая во многом определит направленность профессии архитектора после 1830-х гг.