в Московском княжестве отличается преемственностью владимиро-суздальских архитектурных традиций, связанных не только с правами московских князей на великое княжение Владимирское, но и с их желанием сохранить культурные традиции владимирских земель. Каменное строительство широко распространяется с XIV в., когда началось усиление Московского княжества.

Москва приобрела новое политическое значение, в связи с чем возникает необходимость усилить защищенность города. При Дмитрии Донском деревянные конструкции стен Кремля заменили на белокаменные. В городе строилось множество церквей, жилых домов и хозяйственных построек. Общий настрой пластических решений отличается динамичностью и простотой форм. С одной стороны, простые квадратные планы небольших церквей с четырьмя опорами и тремя абсидами объединяют московскую архитектуру с владимирскими и новгородско-псковскими традициями, с другой — московские зодчие выработали свои яркие приемы пластической выразительности, которые вытекали из внутреннего духовного настроя общества после победы на Куликовом поле. Победа над монголами вселила в народ уверенность, побудила активизировать внутренние силы на подъем хозяйственной и культурной жизни. Это повлекло за собой и изменения в художественной трактовке архитектуры.

 В ней появляются динамичные формы: килевидные завершения порталов, закомар и ярусов кокошников. Спокойные шлемовидные формы куполов, пришедшие из владимирской архитектуры, заменяются более причудливыми — луковичными. Здание приобретает общую устремленность вверх. Так через архитектурные формы русский народ выражает основную идею победы над ненавистным врагом, попиравшим Русскую землю почти двести лет.

Огромное значение в культурной жизни Москвы и русского искусства в целом имело развитие раннемосковской школы живописи. Живописцы не только расписывали фресками интерьеры соборов, но и писали станковую икону. Крупнейшим мастером московской школы живописи был Андрей Рублев.

Его гениальное искусство, представленное росписями Успенского собора во Владимире, иконостасом Троицкого собора в Троице-Сергиевой лавре, а также всемирно известной иконой «Троица», оказало огромное влияние на архитектуру рассматриваемого времени. Живопись Андрея Рублева органично вписывалась в интерьеры простой и человечной архитектуры, создавала своими мягкими оттенками красок, теплотой звучания образов атмосферу духовного трепета и тонкого восприятия религиозного настроя.

Будучи реалистичной, эта живопись приближала человека и к постижению духовных глубин. Совместная работа Андрея Рублева с московскими зодчими не могла не повлиять на раннемосковскую церковную архитектуру, с которой живопись выдающегося мастера сливалась в единое целое.

Усилиями московских зодчих и живописцев в XIV в. Москва была превращена едва ли не в самый красивый русский город. Градостроительным проблемам уделялось пристальное внимание, в связи с чем градостроительное искусство достигло больших высот. До Ивана Калиты Москва была небольшой деревянной крепостью с церковью Рождества Иоанна Предтечи у Боровицких ворот.

При Иване Калите в 1339 г. территория Кремля была расширена, обнесена мощными дубовыми стенами, в ней построили первые каменные соборы: Успенский (1326) как усыпальницу московских митрополитов. Архангельский (1333) как усыпальницу московских великих князей, колокольню Ивана Великого как дозорную башню (1329).

Рядом отстроили большой деревянный княжеский дворец и в 1397 г. пристроили к нему придворный Благовещенский собор. Так уже к концу XIV в. сформировался ансамбль Соборной площади, который, изменяясь с течением времени, останется ядром Московского Кремля на все последующие годы. Дмитрий Донской в 1367 г. окружил Кремль белокаменными стенами.

К концу XIV в. Московский Кремль превратился в прекрасно защищенную крепость, расположенную на высоком холме, удобном для обороны, в излучине рек Неглинки и Москвы, обеспечивавшей прекрасный торговый путь. Вокруг Кремля, как во всяком средневековом городе, сложился обширный посад.

Эта торговая часть города, позже получившая название Китай-города, уже в XIV—XV вв. была обнесена земляным валом. Город разрастался и получил свое развитие в пределах будущего Белого города, что сегодня соответствует территории внутри Бульварного кольца. Площадь под стенами Кремля — центральная торговая площадь города — сегодня носит название Красной площади. Так сложилась радиально-кольцевая градостроительная схема города, свойственная многим средневековым городам.

Для дальнейшего укрепления столицы вокруг Москвы строятся монастыри- крепости. Они представляли собой хорошо укрепленные деревянными стенами фортификационные сооружения, внутри которых строился каменный собор, включенный в оборонительную систему в качестве крепостного здания. Таким памятником московского зодчества стал Спасский собор Андроникова монастыря, построенный в 1410—1427 гг..

 Белокаменный собор по основному конструктивному и пластическому решению схож с Пятницкой церковью в Чернигове, но имеет свои самобытные черты, свойственные исключительно московскому строительству того времени. Общая композиция здания, устремляющаяся ввысь, поддерживается двумя рядами конструктивно обусловленных арок, расположенных ступенчато одна над другой. Покрытия на углах здания сильно опушены. Небольшой собор в результате получил динамичную композицию, свойственную духу своего времени.

Сын Дмитрия Донского Юрий, которому достался в удел Звенигород, построил здесь ряд церквей, имеющих много общих черт. В 1399 г. возведен Успенский собор на Городке в Звенигороде, в 1405 г. собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря под Звенигородом и, наконец, в 1422—1423 гг. Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры. Собор Звенигородского кремля стоит в центре ансамбля и высоко возвышается над Москвой-рекой.

Он окружен неприступными валами и имеет хоры, так как князь строил его как придворную церковь. Его композиция отвечает сложившимся традициям московского зодчества. Динамика устремленности всей композиции вверх подчеркнута дополнительным рядом кокошников у основания барабана и килевидным завершением всех арочных деталей. Собор богато украшен как княжеская церковь, выстроенная около княжеских палат.

Перспективные порталы, завершенные архивольтами килевидной формы и обрамленные полуколоннами с «дыньками», а также углубленные обрамления оконных проемов со ступенчатым профилем стали выразительными приемами декорирования зданий того времени. Из резьбы в соборе применены тройные ленты, схожие с деревянными подзорами на избах.

Такие резные ленты украсили Успенский собор, а также Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря, Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры. Интересно решение лопаток в Троицком соборе. Они впервые в русской архитектуре не переходят в обрамление закомар, а завершаются небольшими капителями, становясь пилястрами. Так русские зодчие начали осмысливать ордерную систему, столь привычную для Европы и совершенно не применяемую в русском зодчестве. Эта первая «ласточка», в конце концов, проявится в самостоятельную и самобытную трактовку ордера в XVI в.

В целом московское рассматриваемого времени, так же как и новгородско-псковское, отличали небольшие размеры сооружений. Сказывалась нехватка материальных возможностей, поскольку все силы уходили на борьбу с врагами отечества и на укрепление военной мощи княжества. Московские зодчие тем не менее в период Московского государства в ХV-ХVI вв. заложили прочный фундамент для расцвета архитектуры с характерными художественными особенностями и строительными приемами.