Поздняя романская в Германском государстве сложилась при салических императорах в Х1-ХП вв. Время четырех салических императоров отмечено борьбой с церковью за главенство в обществе. Большие соборы, которые повсеместно возводились на территории государства, должны были утверждать неограниченную власть императора, его владычество над христианским миром.

Этот стиль правления характеризуется, по словам Штефана Вайнфуртерама, «всепроникающей властью империи, созданием имперского единства, сосредоточенного в одной, крепкой руке правителя, строгим контролем со стороны императорской церкви и ее возросшей силой, которая опирается на могущество императора». Собор в Шпайере (1027—1030) — один из величественных представителей архитектуры этого периода.

Наиболее насущной в то время была проблема возведения сводчатых конструкций, которые позволяли расширить пролет, прежде всего, центрального нефа. Судьба собора сложилась плачевно. Он несколько раз разрушался, восстанавливался и, наконец, приобрел вид, в основном соответствующий тому, какой выглядел в правление салических императоров.

Первоначально решить проблему возведения цилиндрического свода над главным нефом пролетом в 13,7 м не удалось, и перекрытие было сделано деревянным, Но уже при Генрихе IV неф был перекрыт системой крестовых сводов. Каждому пролету крестового свода (травее) центрального нефа, а их было шесть, соответствовали два свода боковых нефов.

Этот прием найдет свое яркое выражение при строительстве более поздних романских соборов. Деление сводчатого покрытия на шесть травей осуществлено поперечными арками, В интерьере все членения стен, ритм полуколонн и арок, а также форма слепых ниш и окон создают ощущение взмывающего ввысь пространства нефа.

Завершающим этапом развития архитектурных форм романской базилики стал период XII — начала XIII вв., когда к правлению пришла династия Штауфенов. Монастырская церковь Марии Лаах в Айфеле, законченная в 1177 г., — пример окончательно сформировавшейся романской церкви.

Травей центрального нефа не квадратные, поэтому перекрытие их крестовыми сводами было затруднительным. В качестве перекрытия применен цилиндрический свод, и поэтому каждой центральной травее соответствует только один пролет бокового нефа. Башни с восточной и западной сторон согласуются с распространенным ещё в салическое время приемом оформления западного фасада базилики. Башни имеют различное завершение — от четырехскатного до восьмискатного. Значительное количество декоративных деталей на фасадах не разрушает единства впечатления, скорее придает ему ещё большую силу.

собора св. Петра в Вормсе (конец XII в.) в основном было завершено в 1181 г.. Это самый меньший из имперских соборов, но его представляется наиболее стилистически однородной. Пожалуй, самое интересное в архитектурном решении — применение в кладке камней разного цвета и фактуры.

Кладка превращена в богатейший декоративный орнамент, который придает нарядный вид всему зданию, но при этом ничуть не облегчает впечатление от массивности стен, что отличает романскую архитектуру.

После заключения в 843 г. Верденского договора западные земли империи достались Карлу Лысому, внуку Карла Великого. Учитывая завоевания самого Карла Лысого, его владения охватывали территории, почти совпадающие с территориями современной Франции, только расширенные в направлении современной Бельгии и Нидерландов.

Христианская религия пришла на эти земли ещё с завоеваниями римлян во II в. Король Хлодвиг принял христианство в 497 г., а к IX—X вв. союз церкви и государства был достаточно прочен. Источники IX—X вв. сообщают, что в это время на территории западнофранкского государства, так же как и на территории восточнофранкского государства, велось широкое храмов, преимуществен но базиликальной планировочной структуры с плоскими деревянными перекрытиями по стропильным фермам, трансептом и полукруглыми абсидами.

Как уже отмечалось, западное монашество объединялось в большие общины, которые обосновывались в монастырях. К IX—X вв. монастырское приобрело широкий размах. В монастырях, кроме жилых построек для монахов, возводились храмы, где обретали свое последнее пристанище мощи святых.

Некоторые монастыри возникали в непосредственной близости от знаменитых захоронений, К этим святым местам тянулись многочисленные паломники. Для поклонения святым реликвиям собиралось множество христиан. А поскольку гробница святого находилась прямо за алтарем, то необходимо было отрегулировать поток входящих и выходящих людей, чтобы они не мешали богослужению, которое велось в хорах.

Эту проблему помогли решить деамбулатории, расширяющие пространство хора. На рис. 4.18 представлен фрагмент плана церкви аббатства Сен-Филибер (Х-ХП вв.), где центральный неф доходит до хора, расширенного деамбулаторием. Из него венцом расходятся три прямоугольные капеллы (абсиды). Форма хора, деамбулатория и капелл повторяется в крипте, которая находится под ними. Паломники попадали в крипту, спускаясь по лестнице в одном боковом нефе, и выходили из нее, поднимаясь в другом.

Монастырям паломничество было выгодно, поскольку оно приносило существенный доход. Одновременно приходилось строить жилые помещения для знатных паломников и хранилища для разного рода реликвий. Так возникали и расширялись монастыри, превращаясь в большие комплексы.

Один из наиболее ярких примеров монастырского комплекса — аббатство Клюни, построенное западными франками. Еще во второй церкви (Клюни 11) (1000), от которой остались лишь руины, проявились две главные особенности романского зодчества: деамбулаторий и освещенный свод. Наличие окон в пятах цилиндрического свода среднего нефа явилось начальным этапом в разработке данного приема в последующих постройках.

Однако по прошествии почти 90 лет, в 1089 г., началось третьей церкви (Клюни III). Освящена она будет только в 1225 г. С завершением строительства этой церкви аббатство получило законченный вид огромного комплекса.

Пятинефная базилика монастырской церкви свв. Петра и Павла (Сен-Пьер э Сен-Поль) (1131 — 1132) доминировала в комплексе. Это было огромное по тем временам здание длиной 187 м.Трансепт имел протяженность 71 м, а высота среднего нефа — 30 м, его пролет составлял 15 м. Для изучения памятника проводились серьезные исследования, на основе которых, а также благодаря сохранившимся изображениям, можно представить, как выглядело это замечательное сооружение.

Центральный неф был трехъярусным и имел изящные аркады со стрельчатыми арками. Продольное пространство нефов пересекалось двумя трансептами. Общее пространство храма делилось на две принципиально отличные зоны. Первая занимала гигантский средний и боковые нефы и служила для размещения прихожан, а вторая, расположенная в восточной части здания со сложным распределением внутреннего пространства, обусловленным столь же сложными конструкциями, предоставлялась священнослужителям и монахам. Однако общая идея вертикального построения внутреннего пространства явилась объединяющим началом для обеих зон.

Декор выглядел великолепно. Ордерные элементы пилястр были каннелированы и завершались красивыми капителями. Скульптурный орнамент покрывал арки, окна и карнизы. На фоне скромной и аскетичной жизни в миру, где даже у сеньоров не хватало средств на пышное обустройство жилища, где действовал запрет на ношение ярких одежд и полностью отсутствовало освещение в темное время суток, интерьеры храма с богатым убранством, играющим в свете от множества свечей, с серебряной и золотой утварью, с золотыми ризами священников и звучащим хоровым пением производили сильнейшее впечатление на прихожан.

Этот храм представлялся верующим Небесным Иерусалимом, Разработчиком идеи строительства Клюни III был аббат Гуго. В этой связи интересно сравнить с Клюни небольшую церковь Пареле-Мониаль, построенную им же в первой половине XI в. Эта церковь явилась миниатюрным прототипом Клюни III, по которому можно приблизиться к общему представлению об огромном храме.

При этом необходимо заметить, что такое здание не может передать грандиозности Клюни, его изящного интерьера с тонкими членениями деталей. Ближе к своему прототипу находится церковь Сен- Лазар в Отёне (1120—1146), в интерьере которой отчетливо читается членение цилиндрического свода поперечными подпружными арками. Боковые нефы перекрываются чаще всего крестовыми сводами, как видно на рис. 98.

Нормандские зодчие прославились созданием шестичастных нервюрных сводов, образцом которых служит замечательный собор Сент-Этьен в Кане. Применение нервюрного свода дало возможность увеличить пролет нефа, который при деревянных конструкциях не превышал 8-11 м, а при каменном цилиндрическом своде составлял 13 м, как в западногерманском соборе в Шпайере. Одновременно зодчие смогли устроить окна для освещения внутреннего пространства под самым покрытием свода. Нервюрный свод создал предпосылки для нового направления в зодчестве, которое прочно войдет в жизнь в XIII—XIV вв. и получит название готики.

Романская в Северной Италии складывалась как симбиоз трех архитектурных направлений. Античная римская архитектура повлияла, с одной стороны, на центрический план постройки, установленный планировочным решением Пантеона, с другой — на базиликальную структуру плана и объема. Одновременно постройки Равенны с их имперской идеей, заложенной еще Юстинианом и Константином, также легли в основу формирования нового архитектурного направления. Третьим источником, который питал итальянскую архитектуру раннего Средневековья, был Иерусалим. И, как результат такого смешения разных направлений, сложилось большое многообразие в архитектуре Италии.

В Северной Италии, в Венеции, был построен главный храм города собор Сан- Марко. Незадолго до начала его строительства Венеция обрела мощи святого Марка, которые попросту были украдены пиратами, заботившимися о процветании Венеции. Для святых мощей и была возведена новая церковь, они должны были стать достоянием всего города. Собор получил доминирующее положение на площади и в окружающей застройке.

Пять его златовенчанных куполов возвышались в округе. Украшенные мозаикой арки раскинулись вдоль западного фасада, где находился портал главного входа. Интерьеры богато украшены золотыми мозаиками и столь же дорогой утварью. Все это создавало впечатление сверкающей раки.

Такое богатство обеспечили многочисленные купцы (которыми в то время славилось Средиземноморье и особенно торговые портовые города, такие как Венеция), вложившие крупные денежные суммы в и отделку собора.

Традиции римского каменного строительства были восприняты на территории Северной Италии, однако лангобардские мастера внесли в него существенные изменения. Если римляне использовали кирпичную стену в качестве опалубки с последующим заполнением бутом на растворе, то лангобарды взяли на вооружение более крупный византийский кирпич.

Из него они возводили цельные стены, что не требовало применения мелкого наполнителя и значительно упрощало процесс строительства. Лангобардские зодчие возвели множество сельских, городских и церковных зданий, застроив ими всю долину реки По. Красивейшим памятником того времени стала монастырская базилика Сант-Амброджо в Милане.

История церкви связана с именами святых мучеников Протасия и Гервасия Медиоланских. С IV в. в ней проповедовал и был захоронен св. Амвросий Медиоланский, который впоследствии здесь же был и погребен, а церковь получила его имя. В VIII в. в церковной базилике было основано бенедиктинское братство, утвержденное в 789 г. самим Карлом Великим. Вплоть до начала XII в. церковь постоянно достраивалась и видоизменялась.

К ней пристраивались колокольни, создавались крипты, укреплялись конструкции и заменялись своды. Рос и менялся Милан как торговый и административный центр, менялись и требования к архитектуре церковных зданий, что отчетливо прослеживается в долгой и сложной истории собора.

Тосканские и римские романские храмы отличались богатейшей отделкой как фасадов, так и интерьеров различными сортами мрамора с применением тонких аркад на изящных колоннах. Баптистерий Сан-Джованни во Флоренции (XI—ХIII вв.) с легкостью мог поспорить с античными прототипами своей конструкцией и богатством убранства фасада. Но самый грандиозный памятник тосканской архитектуры романского периода — комплекс на Соборной площади в Пизе.

Площадь получила название Кампо дель Мираколи, или «Площадь чудес». Весь комплекс был построен, по сути, почти за три века — с 1063 по 1350 гг. Первым возвели собор в честь Божией Матери после победы пизанского флота над сарацинами у берегов Сицилии. В надписи на фасаде собора пизанцы сообщили, что на его пошли средства, полученные в результате сражения.

Огромный комплекс потребовал на возведение очень больших затрат. Вложить столь крупные средства мог только портовый город, который наряду с Генуей обладал самым сильным морским флотом и фактически безраздельно господствовал на просторах Тирренского моря. Собор, баптистерий и «Падающая башня» с великолепной мраморной облицовкой и ажурными рельефными фасадами поражали своим великолепием.

романских соборов в Англии началось со времени вторжения нормандцев. Английские зодчие и прибывшие из Нормандии епископы быстро привнесли в практику строительства уже разработанные и широко применяемые нервюрные своды.

Такие своды с успехом применили в соборе в Дареме, который начали строить в 1093 г.. Не установлено, когда точно здесь появились первые нервюрные своды, но в соборе в Норидже они были возведены в 1128-1133 гг, и в 1160 г.. Тем самым английские зодчие активно закладывали основы будущей готической архитектуры.

Помимо строительства церквей и монастырей романские зодчие возводили и светские постройки. К ним относились жилые дома, фортификационные сооружения и мосты. Во времена правления Карла Великого и его преемников Оттона III и Генриха III велось широчайшее строительство дворцов по всей территории империи, так как императоры не имели возможности жить постоянно в одном месте.

От большинства этих построек остались одни руины. Так, императорский дворец в Гельнхаузене (1158), который считают одним из самых красивых дворцов того времени, сейчас представляет собой развалины с уцелевшими небольшими фрагментами.