Восприняв идеи регулярного градостроения, новая эпоха развила их до степени совершенного градостроительного искусства. Это качество осознается через особый, очень сильный эмоциональный потенциал архитектуры, созданной в эти годы и сохраняющей до наших дней способность воздействовать на духовный мир и настроение человека. Ясность пространственных композиций, которая сообщает человеку уверенную пространственную ориентацию; четкое выделение разных по функциональной и социальной значимости элементов в системе города, особенно центра; сила архитектурных образов, заставляющая навсегда запомнить виденное, и, наконец, содержание этих образов, которое хорошо передают соотносимые с классицизмом понятия «простота», «торжественность», «покой», «величие»,— таков вклад зодческой культуры этой эпохи в отечественное наследие.

«Простота» классицистической архитектуры относительна. Она не имеет ничего общего с примитивностью. Для зданий характерны простые геометрические очертания, прямые обрезы кровель, чистые, не обремененные декором стены, но совокупность членений, пластических акцентов (в основном портиков) и деталировки образует сложнейшую систему. Ее порядок, легко воспринимаемый с первого взгляда, строится по принципу иерархической соподчиненности: каждый элемент системы (ансамбль — здание — фасад — фрагмент фасада — деталь) скомпонован как самостоятельная единица и в то же время зависит от места в композиции целого.

Архитектура классицизма крупномасштабна. Для нее характерна обобщенная трактовка формы, абстрагируемой от материала, приводимой к строгой геометрии. В этом отразилось тяготение всей культуры эпохи к идеализации действительности. В искусстве классицизма — в литературе, живописи — отсутствуют, например, описания еды, питья и прочих житейских обстоятельств; патриотизм и народность в представлениях конца XVIII в. мало соотносятся с реальным народом, абстрактны понятия Разума и Истины. Классицистические образы тяготеют к вневременным категориям мироздания, гармонии, духа — в этом причина периодически возобновляющегося интереса к архитектуре этого периода.

Классицистическая среда целостна. Это обусловлено, в частности, тем, что не делалось различия между «высокими» и «низкими» жанрами архитектуры. Сенат и провиантский склад, барский дом и погреб в подмосковной усадьбе, город в целом и беседка-«миловида» на городском бульваре строятся по одним и тем же законам, с использованием одних и тех же форм.

Это правило распространяется на интерьеры. В ранних дворцовых интерьерах (например, в постройках А. Ринальди) еще сильны восходящие к причудливые композиции. Но обычно внутренние пространства в эпоху классицизма оформлены по подобию внешних — вплоть до использования фасадных приемов обрамления окон (сандрики) и совпадения в размерах и трактовке наружных и внутренних колонн, карнизов и пр. На отделку богатых интерьеров идет естественный камень — мраморы, яшмы, ониксы и пр., привносящие ощущение вечности и природной красоты. Впрочем, позволить себе эту роскошь мог только самый богатый заказчик (например, камнем облицованы покои Холодных бань в Царском Селе). Был найден великолепный заменитель — искусственный мрамор («стюк», изготовляемый на основе гипса с красителями и поддающийся полировке). Блистающие многоцветные стены и колонны, цельные, не расчлененные швами, хорошо соответствовали «идеальной» трактовке формы.

Во внешней отделке продолжает господствовать штукатурка (редкие постройки — Мраморный дворец А. или Казанский собор А. Воронихина выполнены в естественном камне) . Это позволяет сохранить многоцветность города. Как и прежде, белым выделяются ордерные элементы и детали, но гамма меняется: теперь предпочитают сдержанные серые, палевые, охристые, желтые тона.

Скульптура и живопись. Прикладное искусство. Особую ноту в звучание городской среды вносит скульптура. Ранее скульптурный декор «распластывался» по поверхности стен или венчал силуэты зданий. Теперь скульптуре отводятся строго определенные места в композиционной иерархии: рельефы — в тимпанах фронтонов, на аттиках, в четко очерченных нишах на фасаде, реже в виде протяженных фризов (например, Адмиралтейство А. Захарова); «круглая» скульптура — в венчаниях зданий или в ансамбле парадных лестниц. Сюжеты имели аллегорический смысл: российским городам как бы покровительствуют великий Аполлон, богиня разума Афина, царь морей Нептун, богиня правосудия Фемида, воинскую доблесть символизируют фигуры Победы, военные трофеи («арматура»), венки, фигуры воинов в античных одеяниях.

Сотрудничество архитектора и скульптора — закон классицизма, и «городская» скульптура — основное поле деятельности крупнейших ваятелей — Ф. Шубина, С. Пименова. В. Демут-Малиновского и др. Скульптурная пластика вносит в классицистическую среду не только живую человечность, приметную на геометризованном архитектурном фоне, но и «литературное» содержание.

Знаменательно, что именно в эти годы Россия сооружает первые памятники своим великим людям. Самым первым стал памятник Петру I, знаменитый «Медный всадник» (Э.-М. Фальконе, М. Колло, 1768—1782), за ним последовали памятники героям и полководцам Суворову, Кутузову, Барклаю де Толли, Минину, Пожарскому. С 1820-х гг. к ним добавляются памятники древним мыслителям (их включает в композицию фасада Публичной библиотеки в Петербурге К. Росси) и русским писателям — Державину в Казани, Карамзину в Симбирске. Увековечению исторических событий служат и заимствованные в Риме типы мемориальных сооружений — триумфальные арки, колонны, обелиски.

Немаловажен вклад живописцев в создание архитектурной среды. Великолепные живописные плафоны — сюжетные и орнаментальные — украшают интерьеры дворцов и особняков. Место живописи в интерьере строго регламентировано; узорные тяги четко артикулируют поле плафонов, выделяют грани распалубок в сводах. Наряду с полихромной живописью получает распространение монохромная «гризайль» — имитация скульптурных рельефов и архитектурных порезок.

Стилевому единству архитектуры созвучен был мир вещей, наполнявших здания. Проблема целостного проектирования среды обитания — от крупных пространственных форм до обыденных предметов — в эпоху классицизма была блестяще решена: мебель, светильники, посуда, часы, украшения интерьеров, камины, печи своей формой и отделкой органически продолжали архитектуру.