Отрывочные описания сооружений

457

В. П. Викентьев предполагает, что главная площадь и магистраль Полоцка созданы одновременно с крупнейшим сооружением города — иезуитским коллегиумом. Автор описывает историю его возведения, характеризует примыкающие к нему участки, топографию местности центрального района. М. Милаковский привел сведения о точном местоположении и истории строительства основных культовых и гражданских зданий Слонима с XIV по XIX в. Указаны названия и ширина площадей и улиц, данные о материале застройки в разных районах города. Впервые высказывается аналитический тезис о радиально-кольцевом характере планировки: «От центра расходятся приблизительно по радиусам все главные улицы, между тем как второстепенные соединяют радиусы, составляя примерно концентрические окружности по отношению к центру».

А. И. Миловидов одним из первых высказал мысль о членении Пинска в XV XVIII вв., как и других белорусских городов, на паркан — район, ограниченный, по его мнению, первым кольцом укреплений (отождествлялся с замком), и място — район между первым и вторым (внешним) оборонительными поясами. Приведены данные о числе, размещении и времени строительства главных сооружений. Правильнее трактовал деление территории Пинска в XVI в.

А. С. Грушевский. Он выделил первое укрепление замок, район между ним и второй оборонительной линией — паркан, а также территорию между вторым и третьим (внешним) поясами укреплений място. Автор изложил сведения о развитии города между 1553 и 1565 гг., процессе уплотнения застройки в центре по сравнению с периферией. Указаны размеры землевладений, общая площадь Пинска, число и названия улиц, культовых и гражданских построек, время их строительства. Сведения о городах и местечках содержатся и в периодических изданиях.

Кроме того, фрагментарные данные но развитию поселений опубликованы в сборниках документальных первоисточников и энциклопедических трудах. К ним относятся «Собрание древних грамот и актов городов Минской губернии…», «Акты, издаваемые Виленской комиссией для разбора древних актов», «Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси», «Писцовая книга бывшего Пинского староства…», «Писцовая книга Пинского и Клецкого княжеств…», «Хроника белорусского города Могилева…», Мейер А. «Описание Кричевского графства 1786 года», «Писцовая книга Гродненской экономии…». В частности, последняя включает документ 1560 г. — «Уволочное измерение города Грод- ны». Краткие суждения о планировке населенных мест содержатся в энциклопедии «Slownik geograficzny Krolestwa Polskiego…» Например, по данным очевидцев (Целлариус, Староволь- ский) указано, что в середине XVII в. центр Pv- жан отличался прямыми улицами, монументальными постройками на рыночной площади.

Вторая группа источников — послереволюционная советская литература, по времени ограниченная Великой Отечественной войной. Общие черты белорусского зодчества отмечены Н. И. Каспе- ровичем. Д. И. Довгялло, публикуя архивные документы, описал историю возникновения, развитие территории, системы укреплений и других сооружений Полоцких, Борисовского и Оршанского замков, а также Минска и Заславля. В. Г. Краснянский выполнил анализ аксонометрического плана Витебска 1664 г.. Описание Койдановского замка принадлежит М. Адерихо. Краткие сведения о процессе формирования и основных зданиях Бабиновичей приводит Я. Сергеенко, Борисова и Логойска — В. Сам- цевич, Минска — В. Друщиц, Мозыря и Турова — А. Я. Круковский, Орши и Смолян — Д. Василевский, Чечерска А. Ганжин. С точки зрения описания поселений в литературе данной группы продолжается краеведческая традиция XIX — начала XX в., сосредоточивается внимание на исторических событиях и примечательных сооружениях, а градостроительная функция и форма не рассматриваются.

К третьей группе источников относятся польскоязычные труды о белорусских городах, изданные в 1921 — 1939 гг., когда современные Гроднеиская, Брестская, части Витебской и Минской областей входили в северо-восточный регион Польши. Этот период отмечен научным освоением польскими исследователями архитектурного и краеведческого материала присоединенных территорий. Абстрагируясь от политического содержания работ, можно констатировать, что в отличие от типичного для второй половины XIX — начала XX в. описательного подхода впервые встречаются положения градостроительного анализа в его современном понимании. Кроме того, градостроительство края на основе сравнительного анализа стало рассматриваться с теоретических позиций, в контексте эволюции западно- и центральноевропейской архитектурной мысли периодов готики, Ренессанса и барокко.