Барочное декоративное убранство

389

Барочное декоративное убранство всесторонне иллюстрирует принцип единства в многообразии. В частности, при всем различии конкретных художественных решений бернардинский и иезуитский костелы имели общие черты композиции плоскостей главного фасада. В обоих случаях до венчающего карниза создана двухъярусная ордерная структура, над которой возвышались верхи башен и фигурный щит между ними. При этом антаблемент, разделяющий первый и второй ярусы, решен в одинаковой манере как широкая полоса, многократно раскрепованная горизонтальными профилями на всю длину фасада. Ансамблевость усматривается и в общности высотного построений фасадов гостиного двора и двухэтажных домов губернаторов и вице-губернаторов по принципу «низкий ярус на высоком».

Сочетание форм храма Воскресения и костела св. Антония свидетельствовало о тонком понимании пластических возможностей архитектуры, определяемых градостроительной ситуацией. Е. Д. Квитницкой отмечено, что «в отличие от большинства костелов Белоруссии наружный фасад этого костела (бернардинского) имеет развивающиеся в ширину очертания. Возможно, что эта распластанность была вызвана большим протяжением самой ратушной площади, для которой был необходим растянутый по горизонтали фасад. Вероятно, узкий участок обусловил и небольшое протяжение костела в глубину».

Специфика пропорций костела заключалась в необычно большом расстоянии между башнями главного фасада, что явилось приемом, подчеркивавшим композиционную тему протяженности площади вдоль ландшафтных рубежей — Двины и Витьбы. Художественная обоснованность такого решения в условиях ритма объемов вдоль оси подтверждается сравнением с аналогами. Близкую структуру фасада, в особенности широкий «интерколумний» двух башен, имеет костел св. Креста 1679—1696 гг. в Варшаве архитектора Ю. Белотти.

Башни храма, также трактуемые как начинающиеся от земли элементы, имели по четыре яруса до куполов. До главного венчающего карниза следовал высокий ярус, затем низкий, а выше карниза — снова большой ярус и малый. Пропорции этих двух пар ярусов были разные, образуя цепочку: очень высокий — низкий — высокий — низкий. Аналогично развертывалась по вертикали композиция четырехъярусной звонницы, где тоже наблюдалась указанная последовательность. Соотношения высот нижней и верхней пар яру сов близки к их пропорциям в костеле.

В застройке ратушной площади объединяющей темой служили вертикально поставленные волюты, наподобие контрфорсов поддерживающие углы верхних ярусов башен ратуши, бернардинского и Воскресенского храмов. Взаимоувязка форм наблюдается в применении сходных лучковых завершений арок галерей гостиного двора и высоких окон боковых фасадов церкви Воскресения. Близки по образу были и шлемовидные подкрестовые навершия на башнях, имевшие пластически напряженный контур — двухъярусный в бернардинском и трехъярусный в Воскресенском храмах.

Подытоживая анализ витебского ансамбля, следует заключить, что его формирование стало примечательным явлением культового и гражданского зодчества, возникшим в границах общего пространства городского центра, примером воплощения романтизированного замысла, включения барочного наследия в сферу классицистической культуры.

Образцом принципиально иного произведения классицизма является система основных площадей Бобруйска. Если в Витебске усложненная планировочно-пространственная композиция обусловилась методом интерпретации исходных структурных особенностей ядра центра, то бобруйский ансамбль, созданный почти на полстолетия позже, но тоже на территории сложившейся застройки, отразил стремление к более строгому порядку. Воплотилась созидательная воля творца новейшего города-крепости, пренебрегающего ценностными качествами опорной ситуации. Здесь романтизация ориентировалась не вовнутрь, на углубленное осознание конкретных свойств самого объекта проектирования, а вовне, на освоение абстрактно понимаемых идеальных образцов, типичных для средневековья и уходящих корнями в греческую античность.

В настоящем исследовании впервые выполнены реконструкции плана и поперечного разреза ансамбля соборного и культового форумов на 1830-е годы, анализ его планировочного и высотного построения, особенностей восприятия. Ныне планировка и застройка площадей в значительной мере утрачены. Не сохранились собор Александра Невского, приходский костел, госпитальный корпус на Соборной площади, другие сооружения; сильно перестроены фрагменты иезуитского костела. Графическое восстановление плана ансамбля в М 1:2000, поперечного разреза центральной части Соборной площади в М 1:200, а также композиционный анализ основывались на изучении современной геодезической съемки территории, отмеченных в главе 3 планов Бобруйска, чертежей фасадов и планов сооружений.