Генеральный план Санкт-Петербурга

798

С момента своего основания Петербург стал крупнейшим градостроительным объектом в России.

Первый проект регулярной планировки Петербурга на Васильевском острове был составлен в 1717 г. По этому плану весь Васильевский остров с севера на юг и с запада на восток прорезался прямолинейными каналами, а по периметру острова устраивались бастионы.

В 1717 г. Леблон составил генеральный план Санкт-Петербурга в виде громадного правильного овала, в черту которого входили большая часть Васильевского острова и значительные территории на Петербургском и Адмиралтейском островах.

Однако выбранная им форма хотя и давала некоторые стратегические преимущества, но совершенно не отвечала расположению города среди разветвленной дельты Невы. Вокруг Петербурга, по проекту Леблона, предполагалось устройство зигзагообразных бастионов, снабженных рвами в два ряда. Вода из рвов посредством шлюзов могла быть выпущена наружу для того, чтобы принудить противника снять непосредственную осаду.

Композиция города, по проекту Леблона, строится вокруг дворца, расположенного на Васильевском острове. Дворец размещается на квадратной площади, обрамленной каналами, от которой идут четыре диагональные улицы, замкнутые четырьмя церквами. Вокруг дворца концентрически расположены кварталы для сановников, а церкви размещены были с таким расчетом, чтобы каждый «околоток» имел свой храм. Прямоугольная сетка плана образована улицами и каналами, которые должны были служить для осушения почвы и движения судов. Ширина каналов намечалась в 12,8 и 6 саженей. Ширина улиц вместе с каналами доходила до 25 саженей (53,35 JH) . Леблон видел красоту города в прямизне и пропорциональности улиц и в правильном начертании всего городского плана. Поэтому главным продольным улицам Леблон дал наибольшую ширину и увязал их с крупными, хорошо расположенными площадями.

Однако плану Леблона, вопреки желаниям Петра, не суждено было претвориться в жизнь. Петербург петровского периода, несмотря на строгие требования придерживаться правильной планировки и застройки, все же развивался хаотично. В 1716 г. уже существовали кварталы в районе Кирочных улиц, сложилась Адмиралтейская слобода, а половина Васильевского острова была покрыта системой прямолинейных каналов, вдоль которых стояли только что отстроенные дома. Эти каналы и послужили препятствием к осуществлению плана Леблона, так как истощенная войной государственная казна не давала возможности производить перепланировку города.

После больших пожаров 1736 и 1737 гг. строительство столицы началось по проектам, составленным «Комиссией строений», в которой работали Еропкин, Коробов и Земцов. Эти архитекторы внесли неоценимый вклад в архитектуру Петербурга, ибо они явились авторами существующего и поныне плана Петербурга, построенного на трех радиальных проспектах: Невском, Вознесенском и Гороховой улице.

Радиальные проспекты старого Петербурга расходятся широким веером от их общего центра— Адмиралтейской башни. Если рассматривать эти проспекты от Адмиралтейства, то в поле зрения наблюдателя могут попасть не три, а только два из них, так как между крайними проспектами заключается угол в 77° который далеко превосходит поле четкого видения неподвижным глазом. Столь широкий угол расхождения проспектов (как и вся их архитектура) указывает на то обстоятельство, что русские мастера не копировали западных образцов и ставили перед собой иные композиционные задачи. В самом деле, лучевые магистрали Петербурга не повторяют собой ни римских, ни версальских лучевых магистралей. Если в Риме архитектурный эффект магистральных улиц, расходящихся от площади Дель-Лополо, заключается в том, чтобы показать от въезда в город все три луча в виде сразу воспринимаемой картины, то в Петербурге большой интерес представляют перспективы в обратном направлении, а именно, перспективы каждой улицы, взятой в отдельности, на Адмиралтейскую башню.