Градостроительное поселение

388

М. Мореловски анализирует особенности замков, храмов разных вероисповеданий, дворцов и других построек, отмечая их градостроительное значение и стилистику, проводит аналогии с французскими, голландскими и бельгийскими образцами. Замки Витебщины характеризует Б. Брэжго. И. Иодковски и Я. Войцеховски описывают историю развития и памятники Гродно, Б. Таурогиньски Несвижа, публикуя примечательные документы, В. Абрамович и Е. Змигродски — Мира, Новогрудка и других городов, Г. Гольдберг — Слонима.


Поселения Новогрудского воеводства характеризуют также А. Вислоцки и А. Карчевски, Виленского Е. Ремср и В. Студницки 1739, 753]. Последний отмечает Вилейку, Высокое, Голынаны, Радошковичи, Свирь, приводит даты основания монастырей многочисленных католических орденов. История городов и местечек Браслава, Видз, Глубокого, Дисны, Друи, Миор отражена О. Хедеман ом. Полесскому воеводству посвящены груды Ю. Сенницкого и Ф. Оссендовского, предоставляющего иконоірафию по ныне утраченным сооружениям. Р. Горошкевич и М. Марчак приводят данные об облике Пинска, элементах городской планировки, истории строительства храмов, М. Розанов — Пружан, Шерешево и других поселений, Р. Якимович Давид-Городка.

А. Кунцевич выполнил краткую инвентаризацию планов польских и ряда белорусских городов (Береза, Домачево, Сморгонь, Ицучин). Работа явилась одной из первых попыток научного и проектно-творческого осознания пространственной структуры городского района как памятника культуры. Социальные и, отчасти, планировочные аспекты польского градостроительства XVIII вв. анализирует Я. Птасьник.

Остановимся подробнее на примечательном труде В. Ревеньской «Города и местечки в северо- восточной Польше», в котором введены в научный обиход многие архитектуроведческие положения, связанные с регионом. Объектом изучения были поселения Виленского, Новогрудского и севера Белостокского воеводств, подавляющее большинство которых сейчас находится в Беларуси.

В. Ревеньска характеризует размещение населенных мест в ландшафте с выделением долинного, приозерного и повышенного типов. Первый тип дифференцирован на положение во влажных и сухих речных долинах. Размещение во влажных условиях делится на низинное и среди болотистой местности на сухих участках. В сухих долинах города формировались на террасах рельефа, в их срединной части или вблизи кромки террасы, обращенной к реке. Локализация посередине террас — наиболее распространенный случай из всех, отмечаемых в регионе, — 36%.

Приозерное размещение разделяется на полуостровное и обычное прибрежное. Повышенное положение поселений наблюдается на равнинном плато и выраженной холмистой местности. Кроме основных типов встречаются нехарактерные ситуации (3%). Нанесенные на карту приемы образуют ареалы концентрации, отражающие ландшафтно-топографическую специфику сети городов и местечек).

Впервые планировка белорусских городов разделена В. Ревеньской на естественно сложившуюся, которая формировалась постепенно, «стихийно», и регулярную, созданную за короткий промежуток времени по единому композиционному замыслу. Как центры, стимулировавшие незапланированное развитие вокруг себя селитьбы, указаны замки, усадьбы, монастыри, костелы. Фиксируется трансформация поселения из сельского в городское с появлением функции товарного обмена, отмечается сельский генезис в становлении многих естественно сложившихся структур. Высказываются суждения о стадиях эволюции уличной сети, о переходах одних планировочных форм в другие, более сложные. В городах Понеманья и запада Поозерья с естественно сложившимися структурами констатируется отсутствие внешнего пояса оборонительных сооружений. По характеру планировочного каркаса автор, хотя и не всегда обоснованно, выделяет поселения, образовав шиеся вдоль одной улицы (Голубичи, Козлов- щина, Козьяны, Комаи, Трокели, Цирин), двух или трех улиц (Бытень, Вороново, Деречин, Илья, Лебедеве, Радунь) и на перекрестках дорог (Каменка, Столовичи). При этом некоторые из приводимых в книге схем неточны и отличаются от реальной ситуации.

Регулярные же структуры различных архитектурных стилей привнесены из Западной Европы как зрелые, художественно законченные образцы и укоренились в изучаемом регионе. В этой связи привлекается труд Т. Толвиньского «Урбанистика», в котором исследуются проявления стилей в планировке европейских городов   об отсутствии в западноевропейском средневековье обширных площадей перед монументальными сооружениями указывается раннее происхождение рассматриваемых маломасштабных пространств.