Достижением регулярной перепланировки

402

Важнейший вклад классицизма в развитие теоретических градостроительных воззрений и практику планировки и застройки белорусских городов создание новых общественных центров, наиболее заметно проявившееся в малых поселениях. Города и их центры получили значительное территориальное развитие. В ранг канона было возведено проектирование центра как функционально и эстетически содержательной структуры с четкой иерархией и взаимосвязью компонентов, ясностью ориентации в городской среде. В крупных городах он включал центральную (срединную) зону, где размещались общественные комплексы и жилье состоятельных владельцев, и центры периферийных посадов, часто ландшафтно обособленных. Во многих случаях центральная зона в историческом процессе освоения территории была древнейшей. Посадские центры создавались на сравнительно небольшом удалении от срединной зоны, имея с ней композиционно и утилитарно выраженную связь проспектом или системой магистралей с элементами общественного обслуживания. В центральной зоне выделялось ядро центра, место концентрации наиболее представительных сооружений — ансамбль главной площади или группы площадей. В малых городах ядро иногда совпадало со срединной зоной. Центр крупного города отличался системой дифференцированных по назначению площадей, сочетающей множество функционально-композиционных узлов и линейных звеньев. Исторически сложившаяся основная площадь часто расширялась и сохраняла главенствующее значение в новой системе.

Достижением регулярной перепланировки как гуманистической общественной деятельности явилось планомерное выведение структуры центра на периферию поселения. Была предпринята попытка равномерно донести учреждения обслуживания городского и приезжего сельского населения до всех частей жилой территории. Тем самым центр своими компонентами теснее связался с окружающей поселение местностью.

Выделяются следующие тины планировочных структур центров.

I. Центр компактного характера полифункциональный комплекс застройки площади, свойственный малым городам. Иногда компактная структура дополнялась единичными общественными сооружениями, размешенными неподалеку и связанными с площадью основными улицами (Борисов, Кобрин, Чечерск).

II. Протяженный по характеру центр, часто развивающийся вдоль реки. В его основе — линейная система трех-чстырех площадей, объединенных одной-тремя магистралями. Главная площадь — полнофункциональна, другие могли быть торговыми. Образная черта такой структуры динамичная парадность, анфиладность пространств (Бабиновичи, Белица, Бобруйск, Климовичи, Лепель, Мозырь, Мстиславль, Полоцк, Сураж).

III. Центр в виде креста или Т-подобного креста, ветви и срединная часть которого могут формироваться разными по сути и планировочному решению элементами города (Бешенковичи, Городок, Дрисса, Копысь, Речица, Рогачев, Чаусьт).

IV. Центр лучевой структуры — главный функционально-композиционный узел города в виде площади и по-разному организованной территории бывшей древней крепости, от которого радиально отходят магистрали. Последние служат осями всего поселения, иногда дополняются второстепенными площадями, а в районе примыкания к главному форуму застроены общественными учреждениями и репрезентативным жильем (Гомель, Кричев, Могилев, Пинск, Столиц). По образу петербургского «трезубца» в системе радиальных направлений часто выделялись три основных.

V. Центр разветвленного линейно-узлового характера (Витебск, Дубровно, Минск, Орша, Чериков). Он не укладывается в ясную формальную схему и отличается своеобразной в конкретных случаях системой площадей и проспектов.

Общими чертами центров являлись: соответствие направлений структурных осей гидрографической сети и складкам рельефа; охват центром крупного города обширной территории и индивидуальная трактовка центра каждого из посадов; размещение на основных магистралях нескольких площадей, дифференцированных по объем но-пространственному решению; распространенность трассировки двухтрех параллельных улиц, соединяющих общественные комплексы; сочетание композиционной замкнутости и раскрытия к ландшафту площадей при доминировании первого приема.

Подтверждается тенденция развития центров ряда малых городов, отразившая противоречие между экономическим состоянием и эстетическими идеалами общества градостроительный утопизм, разрыв между осуществленной в натуре планировочной формой и реальными возможностями ее наполнения общественными функциями, нежизненность некоторых компонентов общественного центра.

Приемами организации главного проспекта как обязательного компонента центра служили: анфилада разномасштабных площадей с выделением основной; нарастание выразительности застройки с кульминацией в срединной части или в завершении магистрали; ее видовое замыкание доминантой; пересечение проспекта улицами, завершенными высотными сооружениями; виды вдоль поперечных трасс на загородный ландшафт.

В исследовании определены особенности общественных центров большого числа поселений. На примере Чаус прослеживалась преемственность, принятие императорской государственностью местной культуры, включаемой в культуру общероссийскую (преобразование крестоподобного центра XVI XVIII вв., соответствовавшего семантике городов — магдебургий, с ратушей посередине креста, в центр в виде большего креста с новой ратушей на пересечении его ветвей).