Дворцы в Петергофе, Царском Селе, Ораниенбауме, Стрельне, Рундале, близ Таллинна (Кадриорг) и др. не имели прецедентов в допетровском зодчестве. Их аналогами могут служить резиденции европейских монархов и вельмож — Версаль, Шенбрунн близ Вены, знаменитые итальянские виллы, но опыт Ж. Мансара, А. Ленотра, Фишера фон Эрлаха получил в русских условиях особый оттенок. Крупные дворцовые комплексы строились исключительно в репрезентативных целях, становясь своеобразными символами самоутверждения страны, выходящей на новый этап исторического развития. В размахе дворцового строительства отразился государственный масштаб петровских начинаний. Петр останавливался в своих дворцах на короткое время, в промежутках между поездками по стране; личные требования его к жилью были скромны: его любимый Монплезир в Петергофе (Ж.-Б. Леблон, 1714—1725) мал, прост и изящен.

Архитектура загородных резиденций преисполнена пафосом и духом праздничности. Пиетет к этим великолепным памятникам, сохраненный в последующих столетиях, свидетельствует, что замысел был верен. Основную часть зданий занимают анфилады парадных покоев. Галереи служат промежуточным звеном между интерьерами и парадными дворами, садами, террасами; и хотя сами дворцы невелики по размерам, в ритуалы «торжествований» вовлечены обширные пространства. Примечательна последовательность, с которой для дворцов выбирали участки, откуда раскрывалась далекая перспектива, например на берегу Финского залива. Тяга к простору — характерная черта традиционного пространственного мышления; приемы регулярной архитектуры внесли в него новый порядок.

Петергофский дворец, в проектировании которого принимал участие Петр I, повторял схемы городских дворцов: повышенный центральный корпус, на втором этаже которого размещен был парадный зал, и двухэтажные боковые крылья с ризалитами. Расположенный на краю береговой террасы, дворец делил громадный парк на две части — Верхний и Нижний (Ж.-Б. Леблон и Н. Микетти, 1714—1725).

Похожую композицию имел дворец Меншикова в Ораниенбауме (Д.-М. Фонтана, И. Г. Шедель, начат в 1711 г.), где боковые купольные павильоны были соединены с главным корпусом дугообразными в плане галереями.

Особую окраску загородным дворцам придавали приемы пластической обработки поверхности земли, ранее в России почти не известные. Сложный комплекс работ по вертикальной планировке, устройству подпорных стенок, террас, гидротехнических сооружений превращал в произведения искусства громадные территории, прилегающие к дворцам. Плоские участки тщательно выравнивали, холмам и уступам придавали геометрическую форму, выпрямляли берега естественных водоемов и речек, дополняя их искусственными прудами и каналами. Возникали сложные, подчиненные единому замыслу, цельные симметричные композиции. Таков дворец в Ораниенбауме, который связан с нижней террасой парка системой лестниц. Планировкой нижнего парка выявлена главная ось комплекса, продолженная в сторону моря, к устроенной на берегу парадной гавани с выходящим в залив каналом.

Уникальна композиция склона террасы, на которой стоит дворец в Петергофе, и Нижнего парка: это царство воды, льющейся по склону каскадами, бьющей струями бесчисленных фонтанов, стекающей в пруды и каналы. Петр, весьма рационально строивший государственный бюджет, не скупился на расходы на «водяное» дело: воду для знаменитых Петергофских фонтанов провели из источников, расположенных в 24 км от дворца; открытые и закрытые водотоки действуют и по сей день.

Единственный в своем роде водный парк был устроен при Стрельнинском дворце, расположенном на низком берегу залива. Здание дворца примечательно решением центральной части: место вестибюля здесь занимает трехпролетный, оформленный пучками колонн просвет, сквозь который раскрывается широкого канала, ведущего к заливу, каналы проложены и вдоль основных дорожек парка, разделяющих орнаментальные партеры.

Регулярные сады и парки — неотъемлемая часть дворцовых ансамблей. Так называемые «французские» сады (на самом деле «итальянские», поскольку первые в Европе регулярные сады появились в Италии, например сад, разбитый в ватиканском Бельведере) представляли собой сложные геометрические орнаменты, образованные системой дорожек, партеров, клумб и посадок деревьев и кустарников, кронам которых тоже придавалась геометрическая форма. Дополняли композицию скульптура, экзотические растения, выставленные на лето в сад в кадках, перголы, «гроты», садовые павильоны.

Сады устраивались и в Петербурге. Одним из первых был Летний сад, собственноручно разбитый Петром. В садах проводились праздники с фейерверками, очень популярными в это время, «водяными» театрализованными представлениями и пр. Был в Петербурге устроен и «Аптекарский огород», где разводили лекарственные растения,— будущий Ботанический сад.

Сады предусмотрены и образцовыми проектами рядовых домов и усадеб.