Примеров, когда разрушенные храмы восстанавливали там, где они стояли раньше, в нашей истории множество. Мало того, христианские церкви нередко сводили на тех же местах, где прежде стояли языческие капища.

Место для возведения храма всегда выбирали с особой тщательностью. Оно должно нести, по выражению современных экстрасенсов-лозоходцев, «положительную энергетику». Именно такие свойства присущи, поговаривают, участку киевского «Детинца», где была когда-то расположена Десятинная церковь.

Десятинная церковь

«Как предстанет Десятинная, то и воскреснет Украина.»

Десятинная церковь является первым каменным храмом, возведенным вскоре после того, как была крещена Русь. Название получила от десятины (десятой части доходов, которую отчисляли на святое дело и сам Владимир Великий, и все подвластные ему тогдашние «начальники»). Поскольку христианизация восточнославянских племен способствовала объединению их земель в единое мощное государство, Десятинную церковь можно справедливо считать не только колыбелью украинского христианства, но и государственности.

Храм был почти полностью разрушен в 1240 г. во время монголо-татарского нашествия. Здесь погибли последние защитники Киева и остатки населения города, которых пытались защитить воины. В XVI в. по инициативе митрополита Петра Могилы на фундаменте Десятинного храма была возведена небольшая деревянная церквушка в стиле украинского барокко, в состав стен которой вошли каменные остатки древней постройки. Церковь назвали в честь святого Николая Чудотворца, которого народ очень любит и уважает.

В 1828-42 г. вместо прежних сооружений по проекту петербургского архитектора В. Стасова здесь построили объемный храм в неовизантийском стиле. Зато в начале 30-тих годов ХХ века новую Десятинную церковь просто разграбили при молчаливом попустительстве многочисленных чиновников-бюрократов. Сейчас споры относительно необходимости восстановления «Десятинки» продолжаются.

И наконец, поистине неоценимыми есть вещи, искомые археологами при раскопках фундамента: фрагменты настенных фресок, мозаичных полов, мраморных капителей колонн, резных шиферных плит.

Отстроить, но что?

В эпоху независимости появилась возможность возрождать из небытия наиболее значимые храмовые сооружения, утраченные некогда по тем или иным причинам. Понятно, что это созвучно общему процессу формирования национальной идеи и самоидентификации украинского народа.

Однако, несмотря на распоряжение Президента Украины от 12.02.2000г. «О первоначальных мерах по возрождению храма Богородицы (Десятинной) в г. Киеве», вопрос о целесообразности воссоздания этой святыни до сих пор не решен.

В этой связи уместно вспомнить ошибки, которые допускают некоторые специалисты, от которых зависит решение проблемы. В частности, археологи заявляют — и казалось бы, вполне резонно, — что поскольку нет точных исторических сведений и археологических материалов, на основе которых можно воссоздать храм в первоначальном виде, то и браться за реконструкцию нет никакого смысла.

И действительно, множество проектов реконструкции, предложенные в разное время, является, по сути, гипотетическими. До сих пор не решен ряд важных вопросов, как-то: сколько бань украшали храм во времена Древней Руси, какие были начальные габариты Десятинной церкви, сколько ярусов имела галерея, достроенная со временем позднее.

Впрочем, столь сухой подход к проблеме вряд ли уместен. Во все времена наши предки восстанавливали разрушенные храмы, при этом, отнюдь не пытаясь достичь аутентичного сходства их давнего вида. Напротив, новое сакральное сооружение возводили из материалов и в формах, приемлемых и присущих на текущий момент. Нет, такое «новаторство» не было чем-то спонтанным, независимым от канонов церковного строительства, а наоборот.

При этом использовали лучшие традиции национального храмового зодчества, сложившиеся на протяжении веков. В этой ситуации вполне резонным является точка зрения выдающегося отечественного специалиста с древнерусского зодчества Юрия Асеева, что новейшая церковь должна быть пусть и небольшим по объему, но традиционным храмом древнерусского хрестошатрового вида. То есть в его основе объемно-пространственного комплекса традиционно лежать крест как символ спасения и баня над центральной частью — как символ неба.

Стеклянный домик.

А вот что можно считать неприемлемым, то это уж очень продвинутые проекты наших современных архитекторов-авангардистов, которые имеют свои разработки по реконструкции «Десятинки». Например, известная украинская архитекторша Лариса Скорик предлагает построить на фундаменте древнерусского Федоровского собора храм из стеклянных конструкций — то где гарантия, что не появится подобный проект Десятинной церкви?

Впрочем, вряд ли подобный авангардизм можно признать приемлемым. По мнению верующих, уважающих традиции, проводить службы в такой стеклянной конструкции — все равно, что доверить править раздетому священнику. Нужно понять, что в традиционных формах зодчества, и особенно — сакрального, накоплен особый национальный менталитет народа, и резко прерывать традицию минимум не этично.

Копирование «продвинутых» образцов западной культовой архитектуры, по мнению упомянутого выше Юрия Асеева, напоминает ситуацию, когда людей на родной земле силой заставляют разговаривать не своим, а чужим, иностранным языком.

Можно не сомневаться: если мы хотим считать себя действительно цивилизованными людьми, тем более хотим, чтобы нас уважали другие народы и страны, нельзя допустить, чтобы священные объекты нашей культуры — в данном случае, остатки Десятинной церкви — на 11-м году независимости оказались под угрозой уничтожения или морального надругательства.

Нужно сделать так, как принято в странах Европы: открыть фундаменты храма и музеифицировать их, сделать доступными для исследования учеными и осмотра экскурсантами. А над этими историческими остатками возвести храм-павильон. Учитывая то, что неподалеку расположены как аутентичные Андреевская церковь и Софийский собор, так и восстановленные в традиционных формах отечественной сакральной архитектуры Михайловский Златоверхий монастырь и церковь Богородицы Пирогощи на Подоле, нововыстроенный храм отнюдь не будет иметь слишком контрастного вида по сравнению с ними.

Не может это быть и «храмом всех религий», как предлагают другие архитекторы, которым уже якобы обещана поддержка из-за рубежа. Не исключено, что со временем в Киеве появятся новые районы, заселенные, например, католиками, мусульманами, буддистами или представителями других вероисповеданий.

Конечно, в таком случае им нельзя будет отказать вправе, возводить соответствующие культовые сооружения «по месту жительства». Возможно, даже у нас когда-то же появится храм бахаистов. Однако в самой святой местности Киева, в Детинце, подобным экспериментам совсем не место!

Угрозу отведено?

Как не место, кстати, и другим «контрастным» архитектурным проектам. Известно, что от начала периода Независимости время от времени возникали различные проекты застройки Детинца, причем не всегда удачные, учитывая архитектуру. Хоть это и важнейшая из других заповедных зон столицы Украины, однако, и место слишком лакомое: не просто центр Киева, а центр исторический!

И вот недавно на заседании научного совета Управления охраны исторических, культурных памятников и исторической среды рассматривали эскизный проект постройки многоэтажных домов с подземными гаражами части киевского Детинца и Пейзажной аллеи над Гончары-Кожемяки.

Заказчиком в данном случае выступает Министерство иностранных дел. Рассмотрев проект, научный совет пришел к выводу о недопустимости его воплощения, пока не будут проведены тщательные археологические исследования в этой заветной зоне Киева. А также пока не будет воссоздана Десятинная церковь как центральный композиционный объект Детинца.

И действительно, любые другие композиционные решения можно будет принимать только на основе того или иного внешнего вида этого храма. По мнению председателя Совета Руслана Кухаренко, перед выдвижением подобных проектов должно быть проведено обязательное градостроительное обоснование. Эту позицию полностью разделяет и Мин. культуры и искусств Украины.