Проект кладбища в Модене — это « теней», столь популярная в эпоху французской революции у Булле и Леду, когда деталировке поверхности предпочиталась активная пластика и геометрия теней, создаваемая столкновением объемов, плоскостей, проемов.

Неожиданное решение «Мемориального театра Ренессанса» в Венеции (1979) состоит в том, что зрители размещены в непривычном для подобного типа зданий помещении. Небольшое по размерам, но высокое, оно имеет балконы по сторонам для зрителей, сценическая площадка -в центре. Вертикальный симметричный обьем с пирамидальным покрытием заставляет припомнить и башни средневекового города, и проект одной из 82 таможенных застав для Парижа, нарисованных Леду в конце XVIII в. Проект Леду и здание театра роднит сама идея сооружения на плавучей барже, курсирующей по реке, и, конечно, «все фасадность» архитектурной формы. Оба здания, помимо прямой функции, предназначены для коммуникации горожан, и, возможно, в замысле зодчих именно эта сторона дела была решающей.

Простота и брутальная ясность геометрии города
Простота и брутальная ясность геометрии города

На классицистической основе во второй половине 70-х годов развивается новый градостроительный подход к реконструкции старых городов Европы, где функциональные потребности зачастую вовсе исключили представления об иерархии пространств, масштабности, обычаях и нравах в их исторической преемственности.

Простота и брутальная ясность геометрии города
Простота и брутальная ясность геометрии города

Современный Леон Крие предложил в 1976 г. проект реконструкции района Ля Виллет в Париже. Крие ищет в истории начала универсальной типологии городских пространств, отдельных зданий, их конструкций. В его представлении город целостен, не разделен на функциональные зоны. Планировочная система строится на иерархии пространств улиц, площадей, упорядоченных прямоугольной сеткой плана. Небольшие жилые блоки создают ткань городской застройки. Ее масштаб характерен для европейского «до индустриального» города: согласно Крие, «до индустриальный город текст, который сложила вся община и который прочитывается каждым. В пучине кича, куда погрузилась современность, нужно не только знать, в каком порядке расставляются слова, чтобы получился текст, но и знать значение самих слов».

Простота и брутальная ясность геометрии города
Простота и брутальная ясность геометрии города

Простота, брутальная ясность геометрии города опирается на прообразы исторических регулярных городов, сохранившихся в архитектурном наследии Франции. Вот почему в проекте Ля Виллет было предложено в противоположность принципу функционального зонирования спроектировать традиционный квартал, объединяющий жилище, промышленность и отдых.

Простота и брутальная ясность геометрии города
Простота и брутальная ясность геометрии города

Главная ось комплекса две параллельные улицы, между которыми расположены общественные здания и площади. Каждая из улиц оформлена сквозной аркадой, где размещена торговля. Исторический прототип подобной композиции античная стоя. Его центр круглая, вписанная в квадрат площадь, обнесенная колоннадой с монументом посередине. Классические примеры этой пространственной схемы хорошо известны. План здания мэрии напоминает геометрические композиции Леду. Архитектура отеля «Вавилон» представлена в виде зиккурата и вызывает ассоциации с монументальными сооружениями Древнего Востока. Столь широкий набор исторических сюжетов дополнен включением в проект архитектурных достопримечательностей района зданий заставы Ля Виллет (архит. К.-Н. Леду), рынка XIX в. и т. д.

Брат Леона Крие, архитектор Роб Крие не только проектирует и строит в традициях классических канонов, но и также предлагает оригинальную концепцию совершенствования языка архитектуры. Продолжая забытую за последнее столетие нормативную традицию , Шуази, Виолеле-Дюка, он при сотрудничестве студентов создает как бы современный словарь базовых форм и элементов архитектуры. Он дает новое прочтение или обобщение известного для архитектурной школы, Темы подготовленных им сводных демонстрационных таблиц-схем по элементам архитектурной композиции таковы: лестницы, окна, двери, угол дома, центральный проем и т. д. в их симметричной скульптурной завершенности и абстрактной графичности. Опыты Роба Крие -это защита программы «архитектура об архитектурных темах», которая уводит в мир тайн профессии еще дальше, чем лозунг рационалистов 70-х годов «архитектура об архитектуре».

Простота и брутальная ясность геометрии города
Простота и брутальная ясность геометрии города

Работы Альдо Росси и братьев Крие отмечены устремлением к неким «вневременным» ценностям зодчества, к утверждению преемственности культуры.

Ориентацией на традиции профессии в истории культуры объясняется современный интерес к наследию мастеров, в частности к Палладио. Выбор в истории именно этого зодчего связывается исследователями с идеей архитектурной цитаты, а также с особым, разработанным зодчим методом тематического монтажа композиции, который подводит тему композиции к метафоре:

«Метафорическое мышление открывает безграничные возможности выражения духовной функции архитектуры. Современная архитектура высвечивает в истории именно фигуру Палладио».

Акцентирование духовной функции архитектуры характерно как реакция на прагматизм «современного движения», на долгие годы порвавшего с традициями классики.

Метафорическое мышление мы обнаруживаем сегодня в творчестве зодчих классической традиции, чьи искания сосредоточены на проблеме визуального выражения структуры пространства. Здесь прежде всего речь идет о символизме архитектурной формы. Достаточно напомнить о работах Миса ван дер Роэ в области «структурной грамматики», об аналогиях пространства с лингвистическими структурами Питера Эйзенмена. Чаще всего для фиксации структуры пространства используется язык геометрии, в прошлом наполненный сакральными смыслами. Так, к примеру, В. Нем применяет различные конфигурации крестообразных решеток и символику звезды, итальянский архитектор Паоло Портогези концентрические окружности, отражающие, на его взгляд, круговой жизненный процесс.