Венеция в своих традициях существенно отличалась от Рима, имевшего античные корни. Венеция вела независимую от Рима политику и была свободна от его правления. В ней сохранилось достаточно консервативное внутриполитическое устройство, в соответствии с которым Венецией управляло несколько аристократических семей, составлявших всего 3,5 % населения.

Купцы также составляли матую толику — 3,5 %. Все остальное население было из низших слоев. Купцы не могли занимать высших государственных постов прокурора или дожа, поэтому вся власть сосредоточилась в руках малочисленной аристократии.

Такое устройство тем не менее сохранялось в Венеции на протяжении целых пяти столетий. Истоками архитектурных направлений в городе стати венецианско-византийский стиль, представленный собором Сан-Марко, и венецианско-готический — Дворец дожей.

Эти традиции в архитектуре так же, как традиционное устройство общества, сохранялись консервативным и сплоченным патрициатом долгое время. Основной строительный бум в Венеции начался еще в XIV в. после эпидемии чумы. Плотная жилая застройка возникала прямо из воды по берегам каналов.

Самым привлекательным местом оставалась площадь св. Марка (Сан-Марко). К ее перестройке приступили только в XVI в. Решено было начать со здания Старых Прокураций. После смерти главного архитектора Венеции затянувшееся было отдано в руки Якопо Сансовино (1486-1570).

Ему, приехавшему из Рима, пришлось считаться с местными традициями. Поэтому протяженное здание Прокураций было, в сущности, построено в привычном венецианско-византийском стиле. Три этажа здания, имеющие разное функциональное назначение (на первом располагались торговые ряды, на остальных — помещения прокураторов-офицеров высшего ранга), были превращены архитектором в трехэтажные аркады, монотонно протянувшиеся вдоль всей северной стороны площади и скрывающие назначение частей здания.

Это была чисто венецианская особенность архитектуры, когда здание открыто свету и воздуху. Единообразие аркад имело и политический смысл, символизируя равноправие и единомыслие, солидарность власти и высоких городских чинов. Колонны и двойной ряд аркад повторяют идею нижнего пояса Дворца дожей.

в полной мере отдал должное традициям венецианской архитектуры. И только когда ему удалось создать целостный комплекс площади Сан-Марко, который он разрабатывал с 1537 г., в венецианской архитектуре произошел коренной перелом. Сансовино построил Монетный двор, Библиотеку и Лоджетту, которые завершили ансамбль площади. Монетный двор строился с 1535 по 1545 гг. как символ устойчивости государства и венецианской валюты — цехина.

Поэтому здание с дорическим ордером выглядит сурово и неприступно, как фортификационное сооружение. Библиотека, построенная рядом с Монетным двором, производит совершенно иное впечатление и как бы противопоставлена суровому облику Монетного двора. Венеция была центром книгопечатания еще с 1490 г.

В наследство городу досталась большая коллекция манускриптов кардинала Виссариона. Необходимы были плошали для размещения этих ценностей и быстрорастущего архива. В новом здании, которое было решено построить для этих целей, предусматривалось разместить также элитную школу и выделить дополнительные помещения для городских властей.

Библиотеку, построенную Сансовино, отличает богатство декора, но при этом в ней чувствуются традиции венецианской архитектурной школы. Двухъярусная аркада с двадцатиоднимаркадным проемом во многом перекликалась с Дворцом дожей.

Однако в решении Библиотеки было много нового. Пронизанная светом аркада имела сдвоенные колонны по сторонам проемов, сильно выступающие из плоскости стены, что создавало причудливую игру света и тени. Стена практически отсутствует, а горизонтальные карнизы выполнены в виде рельефных и прозрачных балюстрад, что позволило мягко перейти от верхнего обреза здания к воздушному пространству над ним.

Этому способствует ряд скульптур, украшающих верхнюю балюстраду. В противоположность Дворцу дожей здание производит впечатление легкости, нарядности и изысканности, обусловленных применением тосканского и ионического ордеров. В Лоджетте, построенной в основании древней колокольни, Сансовино применил тот же мотив сдвоенных колонн по бокам арочных проемов, получив такой же, как в Библиотеке, эффект игры света и тени (см. вкл., рис. 188). Богато орнаментированный аттик придал небольшому сооружению сходство с античными триумфальными арками и добавил весомости небольшой постройке, которая читалась на фоне высокой башни.

Отличительной особенностью строительства гражданских зданий в Венеции было частных дворцов. Традиция этого строительства уходит в XII в. Так как торговля составляла основную статью дохода в городе» дворцы и дома зажиточных горожан вынуждены были располагаться непосредственно у каналов, откуда происходила погрузка товаров.

Во дворцах находились и склады, и жилые помещения. Дома плотно примыкали торцевыми стенами друг к другу, поэтому свет внутрь помещений попадал либо со стороны главного фасада, либо с задней стороны здания. Дворцы в Венеции XV в. поражают обилием окон, чего были лишены современные им дворцы во Флоренции, представляющие собой укрепленные сооружения.

Стабильное положение Венецианской республики, имевшей выгодное стратегическое положение, благоприятные климатические условия, способствовало формированию очаровательного и беззаботного облика дворцов. Архитектура дворцов сохранила эти традиции и в XVI в. Дворцы этого времени — сплав традиций и новых тенденций. Палаццо Вендрамин-Калерджи (1500—1509) архитектора Мауро Кодусси несло в себе готические традиции венецианской архитектуры.

Спаренные окна, объединенные единой аркадой, — распространенный готический прием. При этом на фасаде применены ордерные классические системы, что роднит его архитектуру с Античностью. Палаццо Гримани (1540—1562) архитектора Санмикели и палаццо Корнер делла Ка’Гранде (1537) объединяет поиск классической переработки венецианских традиций.

Заказчиком палаццо Корнер был Джованни Корнаро, о богатстве которого ходили легенды. Пригласив римского архитектора Сансовино, он рассчитывал получить дворец в римском стиле, в котором читались бы амбициозность и величие. Однако ни первая, ни вторая попытки не оказали существенного влияния на изменение тенденций строительства венецианских дворцов.