Алькасар был возведен на части территории существовавшего еще при аль-Мутамиде (а, возможно, даже его отце аль- Мутатиде) в XI в. Стены, достроенные в следующем столетии и сохранившиеся доныне, составляли часть оборонительных сооружений Севильи.

К этому времени Альмохадов относится и старейшее помещение во всем Алькасаре — Шпсовый двор, или Двор Лепнины. Квадратный, с водоемом в центре, он хранит и предполагаемые доальмохадские фрагменты вроде трех арок-подков в своей северо-восточной части. Весьма примечательна структура верха его галереи, равномерно составленного из одинаковых прорезей рядами «вперебежку». Они образуют нечто вроде решетки. Центральная арка галереи намного выше и шире, служит как бы порталом.

После взятия Севильи христианами Альфонс X с 1254 г. сооружал тут же силами мастеров из Бургоса, вызванных со стройки тамошнего собора, свой Готический дворец. Он расположился между так называемым Крестовым двором и садами. Над всеми его четырьмя основными апартаментами, а также над бассейном купален  выведены крестовые своды (одно помещение и теперь именуется Залом Свода). Архитектура этого здания, и первоначально содержавшая немного арабо- нсиапского, потом получила многочисленные переделки и дополнения в стилях Возрождения и барокко.

Альфонс XI по случаю одержанной им в 1340 г, победы на реке Саладо возвел в старой части комплекса, перед двором Лепнины, Зал Правосудия — кубический, перекрытый куполом, явную копию арабской куббы,

Уже Готический дворец и зал Альфонса XI серьезно изменили Алькасар. Однако только Педро I Жестокий (1334-1369) развернул там в 1364 г. действительно крупномасштабные работы, решив в дополнение к имевшемуся дворцу создать собственный. Усвоивший с юных лет терпимость к мусульманам и евреям, он был хорошо информирован о строительстве, происходившем в Гранаде, где почти параллельно, но, конечно, с опережением создавалась Альгамбра.

Имея с эмирами союзный договор, Педро нетрудно было получить оттуда мастеров. Кроме того, были привлечены плотники из Толедо и свои севильянцы. Почти все они были мудехарами. Немудрено, что на стенах дворца надписи: «Слава султану Педро!» и «Да защитит вас Аллах!». Дворец Педро Жестокого тоже не избежал позднейших перестроек. Тем не менее в нем осталось преобладание мудехара.

Новое здание примкнуло к построенному Альфонсом X с юга. Двухэтажный главный фасад со входом отклонен от оси. Центр напоминает ризалит. По бокам дверей — пиши, которым наверху соответствуют двойные окна, тогда как над дверью — окно в три проема. Над окнами — изразцовая надпись по-испански, но готический шрифт превращает ее в родственный арабской вязи орнамент-лабиринт.

Фоном центру служат простые, на столбах арки, галереи первого этажа и их усложненное сочетание во втором, где слева и справа широкая, опять же на столбах, фланкирована тройными, поддерживаемыми колонками. Гели над нижними арками украшений нет (или утрачены), то к верхним добавлен затейливый узор. Сильный вынос карниза дополняется навесом центральной части фасада.

Двор Девушек, ориентированный с севера на юг, площадью 600 квадратных метров, вобрал в себя от обоих в Альгамбре: длинный бассейн Миртового и зубчатую арочную галерею Львиного. Однако здесь водоем имел с коротких сторон перпендикулярные малые. А по сторонам его — цветники уровнем на метр ниже замощения двора. Галерея не усложнена павильонами. К тому же старые ее колонны в 1561-1563 гг. заменили новыми, итальянского мрамора, с коринфскими капителями. Еще ранее, в 1503 г. (по другим сведениям — при Карле V), надстроили верхнюю галерею, вполне ренессансную. Но, как бы то ни было, гладь воды, зубцы многолопастных арок, неугасающая витиеватость резьбы, рисунка изразцов и потолочных наборов делают и этот двор необыкновенно привлекательным.

Опять же, подобно Альгамбре, со двора с водоемом попадали в самый большой (10х10м)и представительный зал дворца, носящий аналогичное название Зала Послов, тоже использовавшийся как тронный. Но от прототипа он отличается определенной четкостью компоновки декорации, долей архитектоники.

Изразцовый цоколь сменяется ковровой поверхностью, а она, покрывая большую часть стен, сменяется ритмом арочек, пусть тоже полных орнамента. Выше опять узор, но его рисунок укрупнен. Над карнизом, под самым перекрытием, устроены галереи и балконы. Окружности деревянного купола, прозванного чюлуансльсином (1427), сопутствует обрамление, изломанное не только но контуру, но в своих угловых частях.

Зал Послов сообщается с двумя боковыми и третьей по его оси комнатами тройными арками на колоннах. Эти арки вместе с тремя прорезанными над ними окнами гибко охватывает декоративная кривая.

Далее к югу — двор Кукол, восхваляемый некоторыми испанскими авторами как настоящая жемчужина Алькасара. Несмотря на некоторую диспропорцию разноцветных мраморных колонн и несомых ими арок, он того заслуживает, ибо все смотрится как-то по-особенному уютно и не перегружено декором. Напротив, помещения жилой зоны дворца, что на периферии Посольского зала (комнаты инфант с южной стороны, инфанта на северной с великолепным куполом и следующими мусульманской традиции спальными альковами в торцах, и другие), весьма насыщены убранством, к тому же полихромным.

Оценивая архитектуру и стилистику севильского Алькасара, трудно разделять точку зрения, согласно которой ему не хватает взаимодействия пространства, эффектов светотени, сталактитов (хотя их действительно мало), что все в нем плоскостное, упрощенное.

Такое представляется преувеличением и недооценкой этого прекрасного памятника, достойного соперника Альгамбры. Ведь признают, что «трудно четко отличить помещение дворца Альгамбра в Гранаде… и помещение севильского Алькасара». Кроме того, тут имеем дело с произведением мудехара, где, кроме неизбежного эпигонства (в чем иногда упрекают и Альгамбру), появляется новое качество в различных аспектах.

Укажем хотя бы на учащающееся введение деталей, изображающих людей (отсюда, кстати, название «двор Кукол») и животных. Всего быстрее распространилось на изразцы, на которых в конце концов стали красоваться даже мифологические персонажи.

Остается сказать немного о садах Альгамбры, возникших еще при Алмохадах, Сейчас самыми старыми являются те, что прилегают к Готическому дворцу и дворцу Педро Жестокого с востока и юга, но они сменили мусульманские в начале XVII в, (архитектор-итальянец Вермондо Реста). Из парковых сооружений еще содержит черты мудехара павильон Карла V (1543-1546), куда любил уединяться великий император. Стены за аркадой галереи  и интерьер покрывают изразцы в лучших традициях искусства аль-Андалуса.

Алькасар в Севилье