Зеленая архитектура мечети

9

Многие архитекторы хорошо понимают значение взаимодействия природных элементов, для них архитектура всегда находится на пересечении различных стихий, например воды и света, как это было в здании парламента Дакки у Л. Кана.

Органическая архитектура Л. Салливана и Ф.Л. Райта, а также обостренное внимание Л. Кана к взаимодействию стихий, надо полагать, является весомым шагом на пути к утверждению идей зеленой архитектуры на ближневосточном пространстве. Ниже мы предлагаем провести небольшой обзор построенных и строящихся проектов, в которых учитываются современные требования к экоархитектуре.

На фоне торжества зеленой архитектуры в Американском институте в Шардже (ОАЭ) под руководством доктора Ахмада Мухтара разработали и принципы строительства «зеленых мечетей». В центре внимания преподавателей и студентов находятся энергосберегающие материалы, такие, как карбон (углепластик из углеродного волокна) или стекловолокно.

Солнечные панели являются непременным атрибутом «зеленой» архитектуры мечетей. Как можно заметить, архитектурные формы мечетей в исполнении группы в Шардже оказываются весьма пластичными и одновременно простыми.

Не столь важно, что формально и функционально «зеленые мечети» слишком просты. Самое главное это то, что они удобны и рассчитаны на небольшое количество прихожан. Некоторые их этих мечетей напоминают первые опыты по строительству мечети, скажем, в Иасрибе. Сравнение с мечетями прошлого проводится не формально, а, скорее, концептуально. Предельная простота форм и открытость окружающему пространству являются важнейшими характеристиками всего проекта.

Первым опытом по освоению «зеленой» технологии для строительства мечети был Сингапур (2009 г.). Экомечеть в Сингапуре не выделяется особым изяществом, она скорее похожа на склад, но зато крыша и стены мечети покрыты энергосберегающими элементами.

Значительно превосходит сингапурскую мечеть первая в Европе экомечеть в Кембридже, построенная архитектором М. Барфилдом. Мечеть широко открыта окружающему пространству возвышаясь на три этажа над поверхностью земли. Принято считать, что зеленая архитектура не только изменяет технологическую поддержку но и участвует в формообразовании.

Так должно быть, технология должна создавать свой образ, который непременно отыщет надлежащую форму. Отсутствие в интерьере куполов и классических сводов заменено архитектором пустотами, соединяющими интерьер с открытым небом.

В настоящее время экомечети стали плодиться во множестве. Совсем недавно в специализированных журналах по современной архитектуре прошли сообщения о строительстве «зеленой мечети» на Среднем Западе США, и даже в Стамбуле в 2010 г. построена современная по форме Иесил Вади мечеть (архитектор Аднан Казмаоглу).

Изощренная работа архитектора над геометрией купола, его конструктивной и концептуальной составляющей, а также смелое использование цвета, позволяет считать эту мечеть неординарной постройкой.

Без сомнения, экоархитектура нацелена на концептуальное осмысление архитектурной формы, погруженной в окружающую среду. Это есть один из видов подражания природе, миметическое отношение к природе налицо. Однако процесс подражания природе, ведущийся посредством обращения к зеленому покрову растительности, не исчерпывает возможностей подражания. Ведь мечеть существует и в городской среде.

Примером тому может послужить недавний опыт фирмы RUX Design из Нью-Йорка. Фирма выдвинула концептуально новый проект на конкурс для возведения мечети в Дубае. Победителем был признан проект молодых архитекторов на международном конкурсе проектирования 1 июня 2010 г. — «Проект как реформа» — в категории «Мечеть посредством архитектуры».

Проект назван «Исчезающая Мечеть» (The Vanishing Mosque)1. Мечеть существует на площади Дубая исключительно 5 раз в день — в часы заповеданной молитвы. В остальное время мечети нет, остается лишь городская площадь. Мечеть буквально растворяется в воздухе.

Справедливы ли в этой связи слова: «Пространственное измерение мечети характеризуется молитвенной прострацией»? Очевидно, что в этой цитате не хватает слов о времени, ведь каноническая молитва существует во времени, в пространстве молитвы существуют временные сгустки, пространственно-временное стяжение.

Ось по направлению к Мекке не обладает полнотой бытийной структуры мироздания в силу разряженности свободного от молитвы времени. Не зря в настоящее время раздаются голоса о том, что можно обойтись и без михраба — ведь всегда пред рядами верующих высится фигура имама, руководящего службой.

Это экзистенциальная ось, вероисповедно-оптическая ось, дающая возможность человеку ориентироваться в этом мире. Включая положение его тела в могиле, оно направлено, как и стена киблы в мечети, в сторону Мекки. По этой причине привычное воображение мечети в виде купольной постройки может и не существовать в свободное от молитвы время и не существовать вообще.

Ведь строительство любого храма требует очередного сгущения пространства и времени, а когда мы понимаем, что это время и пространство разряжены, да еще заняты другими зданиями, мечеть, подобно молитвенному коврику, появляется только в необходимое для этого время. Оказывается, что даже архитектурно оформленная мечеть способна расстилаться в заданное время, и, согласно завету Пророка, расстилаться на время в любой точке земного шара.