Форма, как и функция в архитектуре

290

Принадлежат, как можно видеть из приведенного выше генетического анализа, к понятиям изменчивым, меняющим свое содержание вместе с развитием архитектурной деятельности, контекстами культуры, мировоззрения, идеологии, в которые эта деятельность включена. И поэтому нельзя предложить дефиниции этих понятий, пригодные на все времена, в любых обстоятельствах. Подводя итоги сказанному выше, попытаемся сформулировать определения формы и функции в архитектуре, отражающие наши представления и используемые в дальнейших рассуждениях о проблемах формообразования и архитектурной композиции.

Функция — комплекс задач, решаемых созданием архитектурного объекта, чтобы обеспечить материальные условия для осуществления определенной группы процессов жизнедеятельности и символическое выражение связанных с ними значений — практически ориентирующих, ценностных, историко-культурных, мифологических. Функция определяет цель создания объекта и содержание, которое несет его форма. Конкретность функции задается местом объекта в контекстах культуры и систем жизнедеятельности общества. Как и эти контексты, функция неустойчива, изменчива, многообразна в своих проявлениях. Вместе с тем, в ее структуре есть относительно стабильный слой типического, обусловленный константами биологических потребностей человека, устойчивыми категориями социального и бытового назначения, архетипами символических значений, а также преемственностью культуры, ее традициями и обычаями.

Архитектурная форма — организация пространства и материальных структур объекта (здание, сооружение, группа построек), обеспечивающая необходимые физические качества окружения и целесообразную упорядоченность определенного комплекса процессов жизнедеятельности, символически выражающая при этом информацию об этих процессах и связанные с ними значения. Соотносимая с функцией объекта как способ ее осуществления (форма для данного содержания), она должна выражать ее, но отнюдь не обязательно следовать в своих физических параметрах ее пространственной артикуляции (требование, которое пытался ввести как догму ортодоксальный функционализм; изменчивость функций при этом вела к моральному устареванию формы, опережающему физическую амортизацию материальных структур).

Архитектурная форма не только структура, строение «вещи в себе»; она возникает прежде всего в сознании, представлении, т. е. идеально, отражая комплекс субъектно-объектных отношений, идеальные модели и ценности, присущие данной культуре. В ней конкретизируется целенолагание строительной деятельности. Идеальная форма может получить промежуточную фиксацию в материальных моделях проекта (или архитектурной фантазии) — вербальных описаниях условных изображениях на плоскости, объемных макетах. Ее окончательное воплощение в организации материала, конструкциях, требующее значительных затрат материальных ресурсов и труда, осознается как акция настолько значительная, что становится предметом символического выражения в форме (таким образом могут раскрываться морфология конструкции, действующие в ней напряжения, свойства материала и методы осуществления формы).

Заметим, что на понимание и восприятие архитектурной формы наложило отпечаток обыденное словоупотребление, сложившееся в русском языке. Слово «форма» привычно используется, чтобы охарактеризовать геометрические свойства объекта, отвлеченные от его материальности, структурности, его (объекта) вовлеченности в жизнедеятельности и его значений. Мы говорим о форме шара и форме круга, о кубической и квадратной форме. Этот второй смысл, которому соответствует термин «очертание», не включает сущностные аспекты понятия «архитектурная форма», не соотносится с его содержанием. Быть может стремление отграничиться от этой абстракции объясняет столь популярные в недавние десятилетия утверждения о внешней детерминированности архитектурной формы.

Но функция может полноценно реализоваться только через целостность гармонично организованной, выразительной формы. Сама форма функциональна. Она обладает и некой мерой самоценности. И процесс архитектурного творчества, независимо от принятой концепции, никогда не развертывается в одном лишь направлении — от функции к форме как конечному результату. Практически форма закономерностями упорядоченности своих структур подсказывает новые «ходы» в организации функции, ее уточнении и совершенствовании, рождая встречное движение мысли — от формы к функции.

К тому же формы живут дольше функций и материально, и идеально. Здание может утратить первоначальную практическую предназначенность и значения, заложенные в его символику. Форма, сохранившая свою морфологию, осваивается новой функцией; к ней адаптируются иные процессы жизнедеятельности, ее символика наполняется новыми смыслами, а упорядоченность соотносится с новой системой эстетических ценностей. Форма памятника архитектуры обретает новое качество, отвечающее потребностям и ценностным установкам людей иного времени (Парфенон, функция которого сводится теперь к символическому воплощению историко- культурных и мифологических значений и демонстрации самоценной гармонии формы; императорские дворцы Санкт-Петербурга и его окрестностей, превращенные в историко-культурные и художественные музеи; руины терм Диоклетиана в Риме, превращенные в католический храм; городская усадьба Пашкова в Москве, ставшая частью Российской государственной библиотеки и пр.).

Представление о форме имеет фундаментальное значение для эстетической ценности и эстетической оценки. Вместе с тем в архитектуре оно не ограничено уровнем эстетического и художественного, с которым связано неразделимо. Эстетически и художественно значимый способ упорядочения материальной структуры, обращающий ее в архитектурную форму, оказывается и способом осуществления социального назначения; он связан (хоть и неоднозначно) и с технико-конструктивной упорядоченностью. Через форму осуществляется функция. На нее, прежде всего, направлена профессиональная деятельность зодчего, преобразующего аморфную материю по законам природы, социальной целесообразности и красоты.

В соответствии с приоритетами, определяемыми преобладающими тенденциями развития архитектуры конца XX в., в центре исследований архитектурной формы становятся проблемы ее морфологии и художественного языка. Для этих проблем ключевым понятием является пространство. Далее мы и обращаемся к этому понятию.